Победила сила воли...

Как-то в разговоре с Александром Константиновичем Марковым я по интересовался его «малой» родиной, а он в шутку ответил, что родился на «дне морском». И действительно... Деревня Старово Унженского сельсовета когда-то находилась в междуречье Унжи и Немды, что в пяти километрах от Волги. В пяти десятых годах, она, как и другие деревни этого сельсовета, оказалась на дне Горьковского водохранилища. В этом-то Старове в 1923 году и родился в крестьянской семье первенец Шура Марков.

Меня заинтересовала дальнейшая судьба парня с при вольных, богатых лесными массивами и речными водами, краев.

Трудно и больно было вспоминать ветерану труда свое детство, да, пожалуй, и всю прожитую нелегкую жизнь, но постепенно он раз говорился и поведал о своей нелегкой детской доле.

После окончания начальной школы двенадцатилетнего Шуру подстерегла страшная болезнь — туберкулез костей. Горькая беда во шла не только в сердце мальчишки, а и в дом, в сердца родителей. Диагноз был подтвержден в областном тубдиспансере, но то ли по слабости медицины, то ли лечить было нечем, приехал парень в свое Старово. Тянуло его в школу, к знаниям, и сдаваться он не хотел.

Поступил в Завражскую школу рабочей молодежи, а болезнь прогрессировала. В зимние каникулы, когда учился Шура в шестом классе, он слег в постель с открытыми свищами. Начались его настоящие страдания и горе родителей. К этому времени в семье уже было пятеро детей (а всего было потом семеро).

— Александр Константинович, ведь такую семью на до было кормить. Как же обходились отец с матерью, — интересуюсь у рассказчика.

— Родители уходили на работу в колхоз, а я, как старший из детей, был и нянькой, и домашней хозяйкой, — дальше он продолжать об этом не смог.

После некоторого молчания А. К. Марков рассказал, что к концу лета свищи закрылись и он снова пошел в шестой класс. Закончил с хорошими оценками семилетку. И встал вопрос перед ним и родителями... Что делать дальше? Способности парня были на виду, но куда отправить учиться с больной ногой, да без приличной одежды...

Александра тянуло в техникум, но отец вновь беспокоился, что на стипендию ему не прожить, а помогать нечем. И решили тогда продолжить ему учебу в 8-м классе Юрьевецкой средней школе № 1.

И тут было не легче. Жил на квартире у знакомых. Из питания был картофель, а денег хватало только на хлеб. Нужны были упорство и сила воли, стремление жить и чего-то добиться на тернистом пути. И эти качества парень с Унжи проявил.

С трудом доучился до весенних экзаменов и решил работать, но не тут-то было. На работу не брали — молод и только при большой его просьбе приняли на Юрьевецкий сплавной рейд, сначала обмерщиком, а позднее перевели счетоводом.

—  А как же в зимнее время, когда сплава леса не было, — вновь интересуюсь я у А. К. Маркова.

—  К концу лета прочитал я в «Рабочем крае», что курсовая база Облсобеса произ водит набор на курсы счетоводов из числа инвалидов. Прошел я комиссию ВТЭК, получил документ на инвалидность III группы и уже в 1939 году с отличием окончил эти курсы.

И снова молоденький парень работает в рейдовом сплавном участке, но уже в конторе. И с работой Александр справлялся успешно, и авторитет приобретал (комсомольцы избрали его своим вожаком), но вновь болезнь обострилась. Даже знатный хирург А. П. Ласточкин помочь не мог. Получил Александр Константинович через ВТЭК уже II группу инвалидности и с гипсовой повязкой на ноге приехал в родную деревню. Ходил на костылях и с клюшкой. Как хотелось побегать по знакомым и милым сердцу местам, но увы...

В 1940 году лечился в Евпатории. Это лечение, может, и укрепило здоровье молодого, крепкого духом Александра. Уже 5 июня 1941 года он снова на своем рабочем месте. А через 18 дней началась Великая Отечественная война. Уже на второй день десятки, целые бригады молодых, здоровых мужчин из сплавщиков уходили на фронт.

Наступило вновь тяжелое время... Сплавные работы почти застопорились. Враг подходил к Москве. Фронту требовалась древесина. «Только в Подмосковье и Поволжье требовалось отправить около полутора миллионов кубометров леса», — говорит А. К. Марков. В это время восемнадцатилетнего Александра Маркова, как принципиального и делового человека, коллектив избирает неосвобожденным председателем профсоюзного комитета, а руководство назначает его кладовщиком в поселке Валовские Пески.

— Трудно приходилось мне, молодому парню, работать с людьми, — продолжает Александр Константинович, — но обстановка требовала быть взрослей своих лет, как это было и у фронтовиков. Помню хорошо, как в ноябре 1941 года к нам прибыла баржа с эвакуированными сплавщиками из Волховской сплавконторы. Их надо было расселить, обогреть, обеспечить всем необходимым, а тут еще назначили меня по совместительству помощником коменданта поселка. Немало пришлось побегать с больной-то ногой.

Трудно приходилось людям в ту пору. Работали без выходных, при ранних осенних морозах лес выкалывали изо льда. С рабочими нужна была и разъяснительная работа. Тогда Александра освободили от всех должностей, а оставили освобожденным председателем профкома и секретарем комсомольской организации. И здесь он не отсиживался в конторе, а был всегда с людьми.

Фронт требовал пополнения, заводы тоже нуждались в кадрах. Тогда 1-го января 1943 года А. К. Марков прошел медкомиссию и райвоенкомат направил его в г. Киржач на военный завод «Красный Октябрь». И здесь заметили у новичка такие качества, как честь, долг, ответственность. Из отдела снабжения он переводится бухгалтером, избирается групоргом и членом комитета комсомола, потом членом райкома и бюро райкома комсомола, его принимают кандидатом в члены партии, а через два года он направляется секретарем комсомольской организации на вновь созданную Кипревскую МТС.

И только после окончания войны, в августе 1945 года. А. К. Марков вернулся в родительский дом, где через месяц его избирают председателем колхоза «Трудовик», а еще через месяц коммунисты приняли его в свои ряды.

Нелегкий трудовой путь сложился у Александра Константиновича и в дальнейшие годы. Его, как трудолюбивого и ответственного работника местные власти направляли на разные руководящие должности, на которых он старался полностью оправдать данное ему доверие. Например, в должностях председателя укрупненного колхоза «Память Ильича» Кокуевского сельсовета; в шестидесятых и семидесятых годах — инструктора, а потом заведующего промышленно-транспортного отдела горкома и райкома партии, заместителя председателя исполкома районного Совета, затем председателем исполкома городского Совета на родных депутатов.

Несколько лет до ухода на заслуженный отдых А. К. Марков вновь трудился на ряде предприятий главным бухгалтером, начальником РИВС. Не каждому дано пребывать на многих и разных должностях и успешно с ними справляться. Александр Константинович с ними справлялся, а помимо всего активно участвовал в общественной работе, в последнее время несколько лет был пропагандистом. Он без отрыва от работы закончил вечернюю среднюю школу и заочно Московский пищевой техникум.

С организацией ветеранского движения он избирается председателем первичной ветеранской организации в МПО ЖКХ, акционерном общества «Элена», затем и секретарем президиума районного совета ветеранов. И здесь он самым добросовестным образом исполняет порученное ветеранами дело.

Наверное, ему и его жене Александре Алексеевне благодарны и их трое детей, которых они воспитали трудолюбивыми и всем дали высшее образование.

Такой любви к жизни, найти свое место с пользой в ней в наше трудное время, надо поучиться у ветерана нынешней молодежи.

А.Скороспелов.  Газета “Волга” от 16 марта 1995 года.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: