Юрьевецкий Голова – Александр Львович Флягин

ПОЧЕМУ МЫ ГОВОРИМ «ФЛЯГИНСКАЯ» ШКОЛА?

Все мы знаем и с гордостью произносим такие имена, как Андрей Тарковский, Александр Роу, братья Веснины. Они наша гордость, они своими именами принесли известность нашему городу и это нас как-то возвышает.

Но в нашем городе есть места, также связанные с известными фамилиями. Стоит спросить: «А где Флягинская школа?» и каждый из нас скажет не задумываясь, где. Все мы знаем, что в этой школе учился Андрей Тарковский. Время не обратимо мчится вперёд, одно поколение сменяется другим, человека уже давно нет, а вот память о нем живёт. И мы задаём себе вопрос: «Почему?»

Именно это вызвало интерес учеников нашей школы и захотелось узнать об Александре Львовиче как можно больше, Александр Львович Флягин был городским Головой начала XX столетия, он был одним из уважаемых людей в нашем городе. Не на словах, а на деле заботился о его судьбе, культуре и об улучшении условий жизни его жителей и не зря юрьевчане его называли «отцом», и в горе, и в радости они шли к нему, и всегда он помогал страждущим.

 Флягины Александр Львович и Анна Петровна

 

Александр Львович Флягин (1859—1929) был купцом первой гильдии, что в «табеле о рангах» приравнивалось к дворянству, он был городским Головой в 1914 —1917 г. и почётным гражданином г. Юрьевца.

Родился Александр в крестьянской семье среднего достатка села Мыт Лухского района. Его родители были Лев Васильевич и Пелагея Ильинична. Они из крепостных крестьян, обрели свободу только после отмены крепостного права. Когда Александр Львович служил солдатом в г. Кинешме, он там встретил свою будущую жену Анну Петровну Доброхотову (1859— 1934). Отец ее дал согласие на брак, когда Анна сказала ему, что пойдёт замуж только за Александра, хотя солдат считался для неё не ровней, и ждала его, пока он окончит службу.

После службы они переехали в г. Юрьевец и здесь обосновались. Полученное за невесту приданное позволило молодым открыть свой магазин. Александр Львович торговал тканями. В г. Юрьевце, построил несколько домов, которые сдавал внаём, в том числе и кирпичный двухэтажный с невысокой башенкой (1915—1916 гг.). Первый этаж дома занимала контора и магазин, а комнаты второго этажа были жилыми. После революции в этом доме разместилась школа, которую и сегодня называют Флягинской. Сама же семья жила в деревянном одноэтажном доме на Советской улице, где сейчас учатся шестилетки средней школы № 1, а после революции они уже жили в доме, почти напротив здания бывшей больницы, что в порту.

Александр Львович Флягин в своем кабинете

ГЛАСНЫЙ ДУМЫ И ГОРОДСКОЙ ГОЛОВА

Александр Львович пользовался авторитетом, и горожане считали его справедливым человеком, не зря в течение 20 лет он был присяжным заседателем. Это всегда были самые авторитетные и доверенные люди и то, что Александр Львович был в этих списках, говорит о многом, именно об уважении и доверии к нему. И как бы в подтверждение этого в архиве музея хранится документ «Сведения об общественной деятельности Александра Львовича Флягина в Юрьевце   1878—1912 г.». И здесь целый перечень его общественной деятельности.

В материалах по выборам Государственной Думы говорится, что имя Александра Львовича Флягина было в списке имеющих право участия в городском избирательном съезде для избрания выборщиков 1905 г. в Государственную Думу по городу Юрьевцу. В списках лиц, имеющих право участвовать в выборах в Государственную Думу на съезде городских избирателей по городам Юрьевцу, Луху, посаду Пучежа и уезду Флягин Александр Львович был первый.

Это все свидетельствует, что Флягин помимо общественной деятельности приобщается к государственной, растет его авторитет у юрьевчан. В 1907 году Флягин снова в списках имеющего право участвовать на выборах в Государственную Думу.

В 1914 году Флягин становится городским Головой. Это были очень тяжёлые годы: Россия вступила в первую мировую войну; в стране экономический и политический кризис.

Городская Дума от 27 июля 1914 г. постановила послать Юрьевецкому полку, который был сформирован в нашем городе, ассигнование на 500 рублей и жертвоприношением собрано еще 1300 рублей. Все это, и икона Георгия Победоносца были направлены на фронт Юрьевецкому полку. Будучи Головой, Александр Львович на заседаниях Думы поднимал вопросы и о наведении порядка в городе.

3 мая 1910 года Александр Львович был принят с группой гласных Городской Думы министром народного просвещения, которые приехали в столицу с ходатайством об открытии мужской гимназии и в 1910-1911 учебном году она была открыта на средства городского общества (сегодня это здание Дома культуры).

БОЛЬНИЦА ДЛЯ ГОРОДА

Примером заботы о жизни юрьевчан может служить строительство городской больницы в нижней части города. А это было так. В 1910 году юрьевецкие купцы в один из зимних вечеров собрались в ресторане Н. В. Демидова (здание бывшего райисполкома находилось на площади Ленина, снесено в 70-х гг.). Ресторан Демидова был для них своеобразным собранием, где в непринуждённой обстановке решались многие важные вопросы. И вот один из купцов И. Ф. Красильщиков, родственник А. Л. Флягина, похвастал, что он совершил удачную сделку и может выделить городу деньги на строительство церкви, на что гласный Юрьевецкой Городской Думы А. Л. Флягин ответил: «Церквей у нас и так хватает, а вот больниц для горожан — нет».

И 26 декабря 1911 года Юрьевецкому городскому управлению через гласного городской Думы А. Л. Флягина передано, что Родниковским фабрикантом Ф. А. Красильщиковым (Родники входили в Юрьевецкий уезд) жертвуется дар городу Юрьевцу — капитал до 75 тыс. рублей на постройку и оборудование больницы с тем условием, чтобы дальнейшее содержание больницы было бы принято городом на свои средства.

24 января 1912 года вопрос о строительстве больницы решался на заседании городской Думы. Страсти необыкновенно разгораются. Гласные Чумаков, Автамонов, Павлов, Недопекин и другие не отрицают пользы больницы, но высказывают опасения, что содержание больницы задавит городской бюджет. Гласный Чумаков указывает, что содержание больницы будет стоить городу около 15 тыс. рублей и предлагает поручить А. Л. Флягину просить жертвователя, чтобы он изменил свое решение, а именно: одну часть намеченной суммы израсходовал бы на постройку больницы, а другую дал употребить на ее содержание. Его шумно поддерживают единомышленники. Другие говорят, что цифра 15 тысяч сильно преувеличена. Особенно возмущается беззастенчивым отношением к жертвователю гласный Щепетинщиков: «Мало того, что нам даром строят больницу, мы еще требуем, чтобы нас и лечили бесплатно», с негодованием говорит старый почтенный гласный. Горячо высказался за постройку больницы санитарный врач Калантаров.

Жертвователь вверил свои капиталы А. Л. Флягину, который энергично взялся за дело. Красильщиков поставил условие, чтобы на здании больницы было его имя. Через год больница была построена. Н. Ф. Красильщиков остался постройкой доволен. Вверху здания белым кирпичом было выложено «Городская больница» и между ними полукругом «Н. Ф. Красильщиков». Фамилия эта после революции была закрашена. А здание больницы до сих пор стоит на берегу Волги. Долгое время там располагались хирургическое и родильное отделения. (На данное время там находится гостиница).

ЗАБОТЛИВЫЙ ОТЕЦ

Дети Александра Львовича Флягина

Дети Александра Львовича Флягина
В обычной жизни Александр Львович был хорошим семьянином, требовательным и заботливым отцом. У них с Анной Петровной родилось 18 детей, выжили и стали взрослыми только шесть: двое сыновей — Лев и Александр и четыре дочери — Анна, Мария, Пелагея (в семье ее звали Полина) и Валерия. Внук Александра Львовича, Евгений Александрович, вспоминает: «Он водил меня в церковь (прим. Богоявленская), где был старостой, я сидел у него на коленях, а его седая борода щекотала моё лицо.

После революции магазины, пять домов и драгоценности у семьи конфисковали. Но до самой смерти дед работал в советских учреждениях. Особенно мне запомнились его похороны в 1929 году, потому что почти весь город провожал его в последний путь, а это значит его любили и уважали».

Жизнь детей Александра Львовича складывалась нелегко, общество от них отвернулось. Они считались «врагами народа» все время находились под подозрением властей. Это коснулось и внуков. И только в 80-х годах в их семьи стали поступать документы о реабилитации. Это при том, что внуки участвовали в Отечественной войне и также погибали.

Флягины Лев и Ольга. 1921 г.

 Сегодня родственники — внуки, правнуки и все, кто знал и помнит Александра Львовича, обратились с просьбой восстановить могилу с установкой надгробия в Юрьевецкую администрацию, но получили отказ, объяснённый финансовыми трудностями.

Все дети и внуки, получив в наследство от отца и деда большую добрую душу и огромную любовь к людям, умение им служить, продолжают делать добрые дела. Примером может служить его дочь Полина Александровна, которая всю жизнь была почётным доктором в городе Иванове. Ее дочь, Пожар Галина Николаевна, продолжила дело матери и всю жизнь проработала в Ивановском здравоохранении.

Собирая материалы о Флягине Александре Львовиче, мы поняли, что такого человека юрьевчане не должны забывать. Всю свою жизнь он посвятил служению горожанам и был не просто Юрьевецким Головой, а уважаемым человеком этого города. Про него можно сказать: «Добрые дела уходят в века». Вот таким нам представился Александр Львович при знакомстве с его жизнью и деятельностью, и мы считаем, что на здании, которое называется Флягинской школой, должна быть памятная мемориальная доска, а на кладбище (место захоронения юрьевчане знают) надо установить хотя бы скромный памятник. «Это надо не мёртвым, это надо живым». Это облагородит души юрьевчан. Мы должны знать свою историю, историю своей маленькой Родины под названием Юрьевец. Про Флягина Александра Львовича мы говорим: «Любил людей. И был людьми любим».

Г. ПЕТРОВА, учитель средней школы № 2. (Статья начала 90-х)

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий