Сердце на ладони

Ласточкин Борис ИвановичК операции все готово, — доложила старшая операционная сестра Станислава Прокофьевна.

— Сейчас начнем, — послышался голос Бориса Ивановича.

… Операционная. Вместе с ведущим хирургом отделения в нее вошли еще несколько человек в белых халатах: ассистенты и медицинские сестры. На операционном столе лежала двадцатилетняя девушка.

Августа Афанасьева страдала заболеванием сердца. До этого ей пришлось быть на приеме у многих врачей, но ее болезнь трудно поддавалась лечению. Однако девушка верила в советскую медицину и настоятельно добивалась лечения. Упорные поиски и привели Августу из Татарии в Москву. Так она оказалась на приеме у хирурга Бориса Ивановича Ласточкина. Тщательно обследовав больную, он предложил девушке сделать операцию. Она дала согласие. После длительной, кропотливой подготовки наступил день операции… В операционной тишина… Все застыли в «боевой готовности».

— Больную на стол, — послышался голос хирурга.

Операция началась… Хирургу предстояло вживить в сердце постоянный стимулятор при полной поперечной блокаде сердца. Этот стимулятор в дальнейшем должен брать на себя определенную нагрузку и облегчать работу сердца. А для того чтобы он постоянно работал, еще предстояло зашить в грудную клетку 250 граммовую батарейку, которая в течение трех лет должна давать питание электрокардиостимулятору. И все это необходимо было сделать не нарушая работы сердца.

— Операция очень сложная, — говорит старшая операционная сестра Станислава Прокофьевна. — Такие операции — редкое явление у нас, но Борис Иванович всегда смело берется за них.

Смело потому, что он уверен в своих силах, верит в своих помощников и в надежность аппаратуры.

На протяжении двух с половиной часов шла упорная борьба группы медиков за жизнь человека, сердце которого было на ладони врача. Операция завершилась успешно. Августа сейчас чувствует себя прекрасно, работает и держит тесную связь с Борисом Ивановичем. Очень часто присылает ему письма с теплыми словами благодарности.

Есть в жизни определенные закономерности: бывают династии потомственных рабочих, металлургов, речников, педагогов. А вот Борис Иванович твердо пошел по стопам отца.

Кто в нашей округе не знал хирурга Ивана Павловича Ласточкина. К нему в тридцатых и сороковых годах ехали на лечение из Сокольского, Лухского и Пучежского районов. С его легкой руки многие обрели себе вторую жизнь. Верил ему народ и ценил его труд. Еще юношей, его сын Борис часто заглядывал к отцу в больницу, интересовался медицинскими делами и литературой. Видел отец у сына пристрастие к лечебному делу. Тогда — то Иван Павлович и порекомендовал Борису поступить в медицинский институт. Выбор профессии пришелся юноше по душе. Он и сейчас помнит слова, сказанные его отцом: «Нет ничего прекраснее на земле, как борьба за жизнь, за здоровье человека. Никогда, сын, об этом не забывай».

И Борис не забывает слова отца. Вот уже несколько лет он прочно стоит на страже здоровья советского человека. В этом стечении обстоятельств есть своя символика — наша советская действительность и власть народная дают силы и широкую дорогу человеку для замечательных, благородных дел.

Борис Иванович Ласточкин стал пионером развития легочной хирургии на Дальнем Востоке. Там же несколько лет тому назад он сделал и первую операцию на сердце. Необычным было тогда совещание хирургов. Свои мысли и планы Борис Иванович не держал в секрете, а всегда делился ими с врачами-коллегами. Вот и перед первой операцией, к которой был нелегкий путь хирурга, он властно, но утвердительно сказал:

— Пора. Пора спасать людей от страшного недуга.

Полную поддержку врачей получил тогда на совещании еще молодой, но к тому времени уже опытный хирург Борис Иванович Ласточкин.

Первая операция на сердце! Любая операция для хирурга надолго остается в памяти, а операция на сердце особенно.
В этот день Борис Иванович долго не мог успокоиться. И после операции, уже придя домой, он словно окунулся в мир воспоминаний.

Вспоминался Юрьевец, в котором родился и вырос. Перед ним проплывали в памяти берега Волги, работяги — буксиры, слышался неугомонный крик чаек. Здесь на берегах Волги текли его школьные годы. Здесь в первой средней школе вступил он в комсомол, носил комсомольский значок, распевал песни, вместе с мальчишками играл в футбол. А потом — первый Ленинградский медицинский институт, служба в армии, поля сражений на Халхин-Голе, военный госпиталь.

Здесь, в военном госпитале, молодой военврач, спасая жизнь бойцов Советской Армии, делал — по нескольку операций в сутки.

— Как-то за одну ночь, — вспоминает Борис Иванович, — пришлось сделать восемьдесят костных операций конечностей при огнестрельных ранениях. Это стало подлинной школой и закалкой для меня.

А потом здесь же, в Чите, начал пробовать свои силы молодой хирург и в операциях на легких. Для того времени это были сложные операции, но они стали для Бориса Ивановича верным путем к более ответственным.

А тут вскоре война с фашистской Германией. И снова Борису Ивановичу пришлось полностью заняться лечением раненых воинов-фронтовиков. Как и миллионы советских людей, он своим трудом ковал победу над коварным и злейшим врагом человечества.

— Помню, — рассказывает Борис Иванович, — как не раз приходилось делать сложные операции тяжело раненым бойцам, снова возвращать их к жизни. Приходилось лечить тогда в военных госпиталях и своих земляков-юрьевчан.

После победного 1945 года Борис Иванович остался на Дальнем Востоке. У него еще больше проявилось величайшее трудолюбие и любовь к благородной профессии врача, жажда к знаниям, творчество и чувство нового, скромность и чуткость к людям. Все это сделало его высококвалифицированным специалистом и человеком большого сердца. За тридцать лет своей врачебной деятельности у Бориса Ивановича на счету более 6000 операций, избавивших людей от недуга, вернувших им здоровье. Сколько умения и душевного напряжения требуется от хирурга, чтобы выполнить операцию на сердце — на центре жизни человека. Держать на ладони бьющееся сердце и с предельной быстротой накладывать шов на пораженную кровоточащую ткань… — это самое волнующее в труде хирурга. Борис Иванович произвел уже 60 операций на сердце и все, кого он оперировал, прекрасно перенесли операции. А сейчас больше половины из них держат постоянную и тесную связь с хирургом.

Борису Ивановичу приходилось делать операции не только советским людям, но и больным, приезжавшим из-за границы. В этом году, например, он делал операцию на сердце курсанту афганской армии Сыдыкула.

— А когда после выздоровления он бегом побежал по госпиталю, — вспоминает Станислава Прокофьевна, — то из его уст можно было слышать множество слов благодарности.

Большой любовью и широкой известностью пользуется сейчас наш земляк, начальник хирургического отделения Главного Военного госпиталя имени И. Н. Бурденко Борис Иванович Ласточкин.

А его обширную почту можно назвать летописью благородных дел борца за жизнь, за здоровье советского человека.

Письма со словами горячей благодарности в адрес Б. И. Ласточкина приходят из многих городов и сел нашей страны. «Дорогой Борис Иванович, — читаем в письме Савина, — разрешите от чистого сердца поблагодарить Вас за избавление меня от недуга». «Большое спасибо Вам, Борис Иванович, за то, что вернули меня к жизни», — пишет солдат Анвир Идрисов.

А вот что пишет в радиостанцию «Юность» Валя Василик, которой была сделана операция на сердце в 1961 году. «Дорогая редакция. Я не знаю, где сейчас находится Борис Иванович Ласточкин, но прошу разыскать его и передать ему самые лучшие пожелания. Представьте себе, что это человек с большой и хорошей душой. Он лечит не только операционным путем, но и своей милой улыбкой и добротой». Это заслуженная оценка благородного труда хирурга.

Хорошее знание вопросов теоретической и практической травматологии, ортопедии урологии, грудной и легочной хирургии позволяет Борису Ивановичу смело и широко внедрять в практику новые методы диагностики и лечения. Он не только пионер развития легочной хирургии на Дальнем Востоке, но и хирург-новатор в коллективе Главного Военного госпиталя — имени Н. Н. Бурденко. И не зря, когда пришлось вести разговор о Борисе Ивановиче Ласточкине с заместителем начальника госпиталя, то он заявил:

— Им земляки могут гордиться. Борис Иванович у нас действительно является хирургом — новатором, активным коммунистом-общественником.

От заместителя начальника госпиталя пришлось узнать и о том, что Борис Иванович готовит диссертацию, что он настойчиво изучает аппарат искусственное сердце — легкое, ежегодно выступает с научными докладами на юбилейных конференциях. В этом году, например, вместе со своим помощником Л. Н. Кирицким он подготовил к конференции обстоятельный доклад об отдаленных результатах хирургического лечении рака легких за десять лет.

Борис Иванович заботится, чтобы передовые методы лечения стали достоянием многих врачей. Его ближайшие помощники Мыслин, Карпова, Крупников, Биркин, Кирицкий уже освоили операции на легких и под его руководством изучали и изучают операцию на сердце.

Борис Иванович ведет большую научную работу, он имеет несколько научных работ. Свой опыт легочной хирургии обобщает в кандидатской диссертации.

При встрече с Борисом Ивановичем пришлось заметить еще одну характерную особенность. Он беспредельно любит Волгу и юрьевчан. С большим интересом вспоминает своих педагогов, которые сумели привить ему любовь к знаниям, научили его правильно шагать по жизни. И почти ежегодно бывая в Юрьевце, он не забывает встретиться со своими бывшими учителями.

Даже в день нашей встречи — с ним, он по первому телефонному звонку, несмотря на свою занятость и болезнь сына (ему в этот день сделали операцию), выезжал к Л. И. Владимирову, своему прежнему учителю, приехавшему в Москву в гости, но заболевшему. И в этом случае видна его чуткость к людям, забота о человеке.

Высокую оценку не только как хирургу, но и как человеку с большим и благородным сердцем дают Борису Ивановичу все работники хирургического отделения.

— К нему всегда и очень просто можно подойти в любое время. Он душевно поговорит с тобой по работе или по личному вопросу, говорит старшая операционная сестра.

Не безразлично он относится и к недостаткам. Б. Ласточкин как член партийного бюро хирургического отделения всегда принципиально ставит вопросы на партсобраниях об улучшении бытовых условий работников корпуса и, нужно сказать, к его голосу прислушиваются. Часто Бориса Ивановича можно видеть беседующим с членами коллектива, кроме этого, он является пропагандистом в системе партийного просвещения.

Наш разговор с Борисом Ивановичем неожиданно нарушил голос медицинской сестры;

— Борис Иванович, у больного Гаврилова повысилась температура. Может быть Вы к нему заглянете?
— Зайду, зайду, обязательно.
И, попросив извинения, он направился к больному.

У меня в записной книжке записан ответ Бориса Ивановича на мой последний мой вопрос:

— Над чем вы сейчас работаете?

— Именно об том мне особенно и затруднительно рассказать, услышал я от Бориса Ивановича, потому что глубоко убежден в одном: врачу меньше всего следуем говорить о своей работе и как можно больше трудиться над развитием нашей медицины, постоянно бороться за здоровье советского человека, строителя нового коммунистического общества. Ведь если врачу плохо относиться к лечению больных, то все это окажется не убедительней его речей, — плохи его дела будут. А кроме того, и я думаю, со мной многие согласятся — любая, что ни на есть успешно сделанная операция неизмеримо важнее, драгоценнее даже самого хорошего и умного разговора о ней.

Рассказав о дальнейшем развитии советской хирургии, Борис Иванович поведал нам и о том, над чем трудится их небольшой коллектив хирургов.

Сейчас мы работаем над специальным аппаратом «ИСЛ — 2», который впоследствии даст возможность нам при сужении двухстворчатого клапана сердца делать операции на открытом сердце человека.

Его применение при операции на сердце человека мы думаем начать в этом, юбилейном, году Советской власти. Это будет нашим подарком 50-летию Великого Октября.

Так трудится коммунист, большого сердца человек, хирург-новатор, наш земляк Борис Иванович Ласточкин. И каждый бывший больной, покидая лечебное учреждение, в котором трудится Б. И. Ласточкин, считает своим долгом пожать руку активному борцу за жизнь человека и от всей души сказать скромное: «Спасибо, доктор».

Москва — Юрьевец. 

В.Смирнов

Газета «Волга» 17 ноября 1966 г. №135

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий