Щепетинщиковы. Торговые люди и предприниматели города Юрьевца Костромской губернии

SchepetinschikovyФамильная история Щепетинщиковых, не раз поднимавшихся до первых ролей в своем городе, характерна для предприимчивых русских людей, чем и интересна.

Род Щепетинщиковых известен в Юрьевце еще со времен протопопа Аввакума. В писцовой книге за 1676 год уже записаны посадский человек Васька Щепетинщик и сын его Сенька. Все жители городов тогда делились на «лутчих», «середних» и «молодших». По величине тягла в «три алтына с деньгою» можно заключить, что Васька относился к «середним». Сама фамилия его чисто торговая. Щепетиньем в старину называли разные женские мелочи, или галантерею, а щепетинщик — это человек, торгующий всем этим, преимущественно в разноску, то есть коробейник.

 

На протяжении всего XVIII века Щепетинщиковы, как люди видные, неоднократно встречаются на страницах исторических документов.

26 марта 1730 года юрьевчанин Михаил Щепетинщиков выступал свидетелем в дошедшей до нас купчей, по которой отставной капитан Никита Алексеев продавал Успенскому монастырю в Белбажской волости своих крепостных родовых крестьян за 49 рублей.

В летописи Макарьево-Унженского монастыря записано, что в 1752 году юрьевецкий посадский Федор Яковлев сын Щепетинщиков совместно с палехским крестьянином Петром Александровым Медведевым договорился с игуменом Александром и братнею сделать в Макарьевской церкви из монастырского леса иконостас «рисунком против иконостаса ж, какой имеется Суздальского уезда дворцовой Решемской слободы в церкви Рождества Христова и над гробом преподобного Макария сень на столбцах вгладь» и позолотить как иконостас, так и сень по гульфабре монастырским золотом с платою им за всю работу и материал, кроме дерева и золота, 180 рублей.

В 1766 году российские города выбирали депутатов и составляли наказы в Екатерининскую законодательную комиссию.
Под наказом от города Юрьевца первой стоит подпись городского головы купца Тимофея Щепетинщикова.

D. D. SchepetinschikovЗаконодательные пожелания юрьевецких купцов были обычными для провинциальных городов: о том, что церковнослужители и крестьяне торговлей своей хлеб отбивают, что купцам следует разрешить покупать дворовых людей, что от неравного распределения в иногородние службы купцы юрьевецкие имеют великое отягощение. А посему «для поправления купечеству повелено б было из банковой конторы отпустить в Юрьевецкий магистрат до пяти тысяч рублев». Стоит под наказом подпись и Федора Щепетинщикова, а всего 33 подписи представителей городской верхушки.

Правда, особых причин жаловаться на судьбу у купцов не было. В «век золотой Екатерины» торговля в стране процветала. Михаил Чулков в своем знаменитом сочинении «История российской коммерции от древнейших времен…» сообщает, что в 1786 году в Юрьевце «купечества имеется восемьсот восемьдесят пять душ» (то есть почти все взрослое мужское население). Торги их состоят «в покупке и продаже разного рода хлеба, шелковых товаров, холстов, льняной пряжи, мяса, сала, кож, овчин, овощных и других съестных и тому подобных товаров, кои покупая в низовых и прочих местах, и в здешнем городе из привозных, а деланный в домах холст и пряжу льняную за продовольствием своим отвозят к продаже в другие, состоящие внутри государства города и ярмарки». А также «из низовых мест в верховые города поставляют по подрядам казенную соль и разных родов хлеб и прочее».

Продолжалось это недолго. В 1825 году купцов в Юрьевце уже всего 38 человек при населении 899 мужского пола и 977 женского. Видимо, сказалось разорение страны в Отечественную войну 1812 года.

Купцы, скудея в торговле, переходили в мещанство. Не минула эта участь и Щепетинщиковых. В 30-е годы XIX века Алексей Васильевич Щепетинщиков, пытаясь поправить дела, занял у юрьевецкого купца Петра Аристова 200 рублей, да, не вернув долга, умер. Дом, где проживала вдова его Наталья С сыновьями Петром и Александром, продали в ноябре 1838 года с принудительных торгов на удовлетворение претензий кредитора, оценив в 119 рублей 50 копеек.

В результате братья прожили жизнь несладкую, без достатка, но все же Петр женился и завел семью. Известны его дети — Иван, Павел и Елизавета.

В 1861 году освободили крестьян, и начался новый этап быстрого развития торговли и промышленности.

Иван Петрович Щепетинщиков занялся мясной торговлей, и дела пошли настолько успешно, что к 80-м годам одно его недвижимое имущество оценивалось в сумму более 1000 рублей. Как человека, пользующегося общественным доверием и уважением, Ивана Петровича часто выбирали присяжным заседателем по Юрьевецкому уезду. Был он и гласным Юрьевецкой городской думы.

Младший брат, Павел Петрович, ловил белую рыбу (стерлядь, севрюгу) и торговал ею. У него первое время тоже все складывалось неплохо. Он завел свою лавку, дом стоимостью в 500 рублей. Но потом и дом сгорел, и торговля разладилась. Многочисленные его дети уже не поднимались выше среднего уровня.

S. A. Vinokurov pravnuk D. I. SchepetinschikovaВ рыночной России командно-административная система действовала не хуже, чем в XX веке. Решил, например, Иван Петрович построить каменную лавку рядом со своим домом в верхнем конце города, в Куренях. Жители тогда ходили за мясом через весь город на базар в нижний конец. Выхлопотал разрешение городской думы. Но дело дошло до Костромы. В итоге 7 марта 1894 года Юрьевецкая дума вынуждена была принять новое определение «о принятии к руководству предложения г. губернатора за N 43, с копиею определения губернского по земским и городским делам присутствия об отмене постановления думы, относительно разрешения постройки каменной лавки при доме Щепетинщикова».

Единственный сын Ивана Петровича Дмитрий успешно продолжил и приумножил дело отца, став основным торговцем мясом в Юрьевецком уезде.

Целые гурты принадлежащего ему скота паслись на противоположной городу луговой стороне Волги. Завел он и колбасное производство, причем колбаса славилась по всей округе, даже с проходящих пароходов закупали колбасу только «от Щепетинщикова».

Характерной чертой русских предпринимателей было активное участие в общественной деятельности и забота о процветании родных городов.

В течение 20 лет, с 1898 по 1917, на пять сроков подряд Дмитрия Ивановича избирали гласным городской думы.

В 1910 году специальная депутация «отцов города» из четырех человек, в которую входил и Дмитрий Иванович, была послана в Петербург хлопотать об открытии в Юрьевце мужской гимназии. Депутация добилась приема у министра народного просвещения, и с 1911 года мужская классическая гимназия начала действовать.

Много лет он снабжал мясом, хлебом и молоком земские больницы в Юрьевце, Ковернине, Сокольском. Учитывая, что оплата проводилась по решению уездной управы только в конце года, прибыли это не приносило, а было скорее добровольно взятой на себя обязанностью. Сохранилась запись, что за поставки 1901 года ему было уплачено 943 рубля 64 коп. Пуд говядины тогда стоил в среднем 4 рубля.

В 1910 году Д. И. Щепетинщиков как человек, пользующийся заслуженной репутацией и знающий банковское дело, был избран директором Юрьевецкого городского общественного банка. С этого поста он ушел в августе 1917 года за несколько месяцев до смерти, оставив дела в полном порядке. На смену ему был избран совет директоров из трех человек. Один новый директор справиться с таким объемом работы уже, видимо, не мог.

Женат Дмитрий Иванович был на единственной дочери лесоторговца Никонора Александровича Пепенова Елизавете. У Пепеновых очень долго не было детей, и сохранилось предание, что мать Елизаветы Екатерина Еремеевна (урожденная Лицова) даже совершила паломничество в Киево-Печерскую лавру и вымолила себе дочку.

У Д. И. и Е. Н. Щепетинщиковых семья была большой даже по тем временам. Семь сыновей — Леонид, Иван, Вячеслав, Николай, Дмитрий, Александр, Василий и четыре дочери — Екатерина, Елизавета, Мария и Вера.

Заботясь о подрастающих детях, Дмитрий Иванович приобретал добротные дома и скоро стал крупным домовладельцем города Юрьевца. В 1913 году ему принадлежало около 10 домов общей стоимостью, по официальной городской оценке, 14560 рублей.

Старшие дети включались в семейное дело, младшие учились в гимназии. Двое сыновей, Леонид и Александр, в разное время служили в лейб-гвардии в Царском Селе. Александр в 1916–1917 годах нес службу в Александровском дворце — резиденции Николая II. Доводилось ему стоять на посту у царского кабинета и даже разговаривать с царем. Пришлось, видимо, стать свидетелем и содержания Николая II в том же дворце под арестом после февраля 1917 года.

А после ноября 1917 года началась новая история. Право собственности, на котором до этого строилась вся экономическая жизнь государства, перестало быть уважаемым.

При нэпе тех, кто фактически поднимал страну из руин, держали на обочине жизни, чтобы не мешали новым хозяевам. За занятие торговлей и даже по формулировке «сын бывшего торговца» людей лишали избирательных прав со всеми вытекающими последствиями. В списке «лишенцев» по городу Юрьевцу за 20-е годы насчитывается 670 человек при населении менее 5000. Попали в эти списки и дети Дмитрия Ивановича.

А что делали в 30-е годы, устанавливая государственную монополию на все стороны жизни, хорошо известно.

Новые власти всеми силами разрывали связь времен. И это во многом удалось. Большинство людей сейчас дальше деда или прадеда собственной истории не знает. И только в самые последние годы начал пробуждаться интерес к подлинной истории России.

“Костромская старина” №6, 1994, с. 30-32. Винокуров С.А.

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий