Этот день мы приближали как могли

Смирнова М.П.Шестьдесят лет отделяет нас от той войны, Победу в которой завоевали наши отцы, деды, матери, бабушки. А кто-то навечно остался молодым лежать в братских могилах, на полях сражений… А у нас, в Юрьевецком районе, в глубоком тылу разве не было «боев» за урожай, за выживание, за сохранение детей, чьи отцы были на фронте. И рядом с детьми с утра до вечера были учителя. О военной трудной поре своей молодости вспоминает учительница математики Амбросовской восьмилетней школы Мария Павловна Смирнова.
— Война меня застала в Костроме. Я заканчивала заочно педучилище, была на экзаменах. Слушая голос диктора, весь город был в слезах, и тревога виделась в глазах каждого. Военных и кто был в запасе с первого дня отправляли на фронт.
Закончив сессию, я вернулась в школу, где работала, в Красносельский район Костромской области. Учителя мужчины были уже взяты на фронт. Началось сокращение штатов. Нам предложили работать на одной ставке в двухкомплектной школе. Мне захотелось съездить домой. Директор школы меня отпустила. Родители у меня в это время жили уже в Кокуево. С первых дней войны в Кокуево прибывали эвакуированные жены военнослужащих. Нас, двух девушек, вызвали в военкомат на комиссию и предложили добровольно пойти на фронт, а набранные добровольцы уже были отправлены.

Учительницы Амбросовской школыНесколько времени спустя нас всех, прибывших в Кокуево, мобилизовали на трудовой фронт, где руководителем был Цветков Яков Иванович. Работал он в конторе колхоза «Память Ильича», а из Юрьевца нас провожал секретарь райкома партии Кораблев. Мы рыли в Лухском районе противотанковые рвы. Жили мы там в деревнях Вишня и Порздни большими группами, спали на полу на соломенных матрасах. Ров надо копать длинным и глубоким, народу было много. Пока земля была талая и ров неглубоким, рыть было полегче, а мороженую землю — очень тяжело, сильно уставали. Со мной вместе работали Кира Осипова из Кошкина, Клава Анисимова из Чуди, Дмитрий Курдяев из Молева, Игорь Парийский из Амбросова, Лена Лапина и Шура Петрова из Кашина. Деревни эти уже не существуют и людей, наверное, кроме нас с Петровой, нет.
Потом нас сменили другим набором, и мы вернулись в Кокуево В это время у нас разместили эвакуированный Эдемский Дом ребенка. Меня обязали работать в нем бухгалтером и доставщиком продуктом из Юрьевца. Так я устроилась на работу в Амбросовскую школу, которую я окончила перед войной. С 13 сентября 1942 г по 1 июля 1976 г. я проработала в этой школе.
В военные годы жить и работать было очень трудно. Был лозунг «Все для фронта». Директором в то время у нас был Иван Ефимович Серов, а заведующим районо Иван Сергеевич Подогов.
Работали день и ночь. Зерно все отправляли государству. Ели мякину, колоколец. На трудодни колхозникам давали совсем пустяк.
Жили еще за счет скота в личном хозяйстве, но все это облагалось большим налогом. Все: молоко, мясо, яйца отдавали государству, обратно нам отдавали обрат и сыворотку после переработки молока.
Нам, учителям, давали по 400 г. хлеба по карточкам. Урожаи убирали вручную, жали серпами, косили косами и все убирали, в полях не оставалось ничего. И вот при таком обеспечении еще люди посылали посылки на фронт и в блокадный Ленинград. Помню, я несколько посылок посылала в Ленинград, где жили у нас 2 семьи родственников. И что удивляло: посылку получали и письма писали, где всю свою жизнь описывали. Почту им сбрасывали с самолета.
Учителям 400 г. и 200 г. хлеба на иждивенцев не хватало. Мы нанимались жать в колхоз за зерно. А директор Иван Ефимович был очень хорошим хозяйственником, знал вес сельхозработы. И вот мы с учительницей Анной Николаевной нажали ржи, а Иван Ефимович нашел свободную поляночку в лесу. Мы все учителя вместе с ним вскопали ее, и он сам посеял рожь. А на следующий год сжали и перевезли в самую ближнюю деревню, где был овин и ладонь. Иван Ефимович сам с нашей помощью все снопы ржаные посадил в овин, высушил за ночь, а днем на ладони мы обмолотили эту рожь. В Ёлнати на реке была мельница, где нам эту рожь смололи. И как мы были все рады были этой муке! Мы уже могли испечь колобки из настоящей муки и кому было возможно посылали на фронт.
Учащиеся шили кисеты, обвязывали носовые платочки. А потом я научила в своем классе девочек вязать носки. Родители дали шерсти, напряли ниток. Мы вязали носки и посылали на фронт. Завязалась переписка с фронтовиками. Они благодарили нас, просили писать.
Вся мобилизованная из сельсовета молодежь гибла, и шел набор уже старшего поколения. Оставались дома старики, дети, матери, жены. Из некоторых семей были взяты по 3?4 человека. В Кокуеве в семье Александровых на фронте было четыре сына, воевали по трое мужчин из семей Тумановых из д. Кашино, Рыбачкиных, Боровковых, Блиновых из Кошкина. Из семьи моих первых учителей Полетаевых ушли тоже 3 сына на фронт. И все они погибли. А по одному — два человека погибли в каждой семье. У нас родных погибло 8 человек, а всего было взято на фронт 13.
В деревне остались лишь старые да малые. И все работали день и ночь. Многие школьники учиться бросили, заменили в семьях своих отцов.
В Кокуево над сельсоветом была построена вышка по наблюдению за пролетавшими самолетами. В деревнях были круглосуточные дежурства: охраняли людей и объекты, фермы, тока, склады. Дежурили по очереди. Всем хотелось, чтобы скорее кончилась война. Жили под лозунгом «Все для Победы!»
А немцы наступали и наступали. Благо, самолеты над нами пролетали, но бомбы не сбрасывали. И мы укрывались когда в лесу, а когда в самих рвах.
Начинали поступать похоронки. К материальным недостаткам добавлялись переживания с потерей родных. Мы, учителя, всегда были с детьми и родителями. В учебное время часто после занятий приходилось идти в семью, из которой не был на занятиях ученик, выясняли причину отсутствия и объясняли уроки. А каждую осень весь сентябрь мы с учениками были на уборке картофеля. Дети из дальних деревень ночевали там, где копали картошку — за 5?7 км. от дома. Классные руководители были с ними. Дети так привыкали к учителям, что часто называли их «мамой».
Собирали мы деньги и на танк «Ивановский колхозник». Люди отдавали последние деньги. У всех была одна забота — приблизить Победу, дождаться своих родных, которые еще были живы.
Мы вдвоем с учительницей Сыриной год жили в маленькой комнатке. Она уехала домой, я ушла к родителям, уступив комнату детям из Ильинского, т. к. им ходить было дальше всех и лесом. Так у нас возникло общежитие, а впоследствии — интернат с группой продленного дня. Было хорошо организовано трудовое обучение, особенно когда работал Михаил Порфирьевич Лысых. В школе у нас был создан свой огород, где мы выращивали свои овощи, чтобы был обед в школе.
Выращивали много овощей и на пришкольном участке. От районо получали денег немного. И было обеспечено детям питание на всю неделю. Мальчики научились мастерить, а родители радовались, что их сыновья без отцов дома могут сделать табуретку, топорище, колунище, черенок к заступу. А позднее мы с учениками уже сами несколько раз ремонтировали школу.
… День Победы был встречен всеми со слезами на глазах, т. к. почти в каждой семье были получены похоронки. Это были и слезы, и радость. Плакали по погибшим, радовались, что кто-то остался еще жив. Но жить все еще было трудно. Надо было восстанавливать страну после войны. Отменили военные налоги. Ввели займы. Нас учителей нагружали работой с населением.
В 1948 г. в Кокуеве произошел крупный пожар. Сгорело 36 домов и два человека. После войны Серов Иван Ефимович уехал из школы. Его место занял Соколов Николай Петрович. Он работал дольше всех. После него директором работала А. Н. Лысых и последним директором была Аникина Л. И. Это уже были бывшие ученицы этой же школы. Коллектив был сильный, работоспособный. Я все время работала с большой нагрузкой. Была председателем месткома профсоюза, секретарем партийной организации. Спрашивали за все. Обязывали проводить субботники, воскресники в колхозе, потом в совхозе. А какой бой был за всеобуч. Обучением были охвачены все дети. И после школы все поступали учиться дальше, в техникумы. Некоторые после техникума поступали в институты. На работу после техникумов и институтов посылали по всей стране. Учащиеся, поступившие учиться, присылали письма в школу, приглашали к себе в гости.
Сейчас трудно представить, как тогда я могла справляться со всеми обязанностями. Я все свои силы отдавала работе. Дома мне помогала мама. Правда, за труд имела благодарности и Почетные грамоты от районо, облоно, Министерства просвещения РСФСР и другие награды.

«Навечно в памяти», 2005 г. Составитель А. В. Сиротина. 5 стр.

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий