400-летие битвы на острове Мамшин

polskie zakhvatchikiКо дню народного единства и 400-летию битвы на острове Мамшин

Наш город и его жители испокон веков были оплотом Великого княжества, Руси, а затем и государства Российского.

Все поколения граждан города, рождавшиеся под защитой её крепостей, с детских лет понимали, что они защитники Отечества на его северо-востоке от внешних врагов и активно участвовали и в обороне города и в походах князей.

Юрьевчане ходили и на булгар с Юрием Долгоруким, когда он «ходи по Волзе» — ходил по Волге в 1120 году, собирая дружину в отместку булгарам за отравление жены. Ходили и с Андреем Боголюбским на север по Унже до Северной Двины, чтоб наказать Великий Новгород — прервать поставки не только хлеба, но и «мягкого золота» — пушнины, за их высокомерие и спесь. Воевали они и с новгородскими бандитами-ушкуйниками, после того как они разграбили Ярославль и Кострому. Приходилось неоднократно им отбиваться и от соседей черемис, и от казанских татар.

Участвовали они в походах и Ивана III и Ивана Грозного против Казани и Астрахани. Причем юрьевецкие мастера собирали из леса и сплавляли по Волге осадные башни для штурма Казанского Кремля.

Жители города и его большого уезда никогда не знали крепостного права, были вольными, гордыми своей принадлежностью к защитникам Руси. Крестьяне уезда были дворцовыми, то есть государственными, за исключением небольшой части южных волостей уезда.

Всё это воспитывало в горожанах и жителях уезда чувство патриотизма, формировало их ответственность не только за судьбу своего дома, но и за судьбу города и Руси-России. История города Юрьевца тесно связана с движением народных масс за национальную независимость против польских интервентов в начале 17 века.

Отмечая всё это, предводитель дворянства Миронов пишет в «Костромских губернских ведомостях» в 1848 году, что у наших юрьевецких горожан «в моральном отношении заметны безграничная преданность престолу, безусловная любовь к Родине и своему пепелищу».

Не остались юрьевчане в стороне и в тяжелейшие «смутные» времена Государства в начале 17 века.

Немного истории. Восьмидесятые годы шестнадцатого века. Экономическое положение в стране стало очень тяжелым. Неудачная Ливонская война Ивана Грозного, нашествие орд крымского хана, опричнина, стихийные бедствия — голод, эпидемии привели к массовому разорению крестьян и горожан. Запрет «Юрьева дня», пожизненное закабаление крестьян. Началась массовая, стихийная борьба крестьян и их бегство на юг, в «Дикое поле», на «Украйны Руси», ставшие потом оплотом беспорядков в стране. В припадке гнева Иван Грозный убивает своего сына наследника престола Ивана, погибает младший сын Дмитрий, и после смерти Ивана IV, практически прекращается основная ветвь династии Рюриковичей, ибо царем стал в 1584 году его сын Фёдор, не способный стать правителем. После его смерти Земской собор избирает царем Бориса Годунова брата царицы Ирины, жены Фёдора. Но злой рок преследует страну «за грехи». Три года 1601–03 подряд страну постигают сильные неурожаи, особенно в южных районах. Голод по всей стране принял невиданные размеры. Царь Борис Годунов и правительство начинают раздачу хлеба и денег, чтобы спасти положение. За этими подачками Москву наводнила масса крестьян, которые подняли мятеж. Этим воспользовалась боярская оппозиция. «Умирает» Борис Годунов, бояре убивают его сына…

Слабостью страны воспользовались поляки, захватившие уже половину территории современной Украины. Они вели борьбу за Смоленск, мечтали захватить и Москву. Шведы захватили Прибалтику и оккупировали Великий Новгород. Среди народа начали распространяться слухи, что царевич Дмитрий жив. Этим воспользовался один из монахов-чернецов Гришка Отрепьев. Он объявил себя «спавшимся царевичем Дмитрием». Поляки разрешили ему набрать войско из шляхтичей и казаков, которым он щедро пообещал раздать русские земли и крестьян.

В столице и других городах «низы» ждали прихода «хорошего царя». В Москве вспыхнуло восстание и бояре открыли ворота Кремля Лжедмитрию и полякам, чтобы вернуть себе власть.

Поляки в Москве насильничали и издевались над верой православной. Последней каплей стала женитьба в Москве Лжедмитрия на полячке Марии Мнишек и объявление её царицей. Вновь восстание в Москве. Бояре убили Лжедмитрия и объявили царем Василия Шуйского. Но дворяне недовольные потерей власти использовали восстание крестьян юга России и организовали новый поход их на Москву под предводительством Болотникова. Шуйский сумел собрать войска за счет верных надёжных северных волжских городов, в том числе и Юрьевца, и разбил отряды Болотникова. Высокопоставленных ссыльных переправляют в ссылку на Север, а княгиню и детей соподвижника Болотникова князя И. А. Клубка-Мосальского (княгиню Ульяну, сына Бориса и дочь Арину) отправляют в Юрьевец. «А корму им в дорогу до Юрьевца Повольского 10 алтын 3 денги».

Начался новый этап — освободительное движение за счет, в основном, патриотически-настроенных россиян северных волжских городов. «Когда осенью 1608 года Северная Россия сбросила зависимость от самозванца и начала собирать войска для защиты царя Василия Шуйского, то и в Юрьевце было собрано войско, которое под предводительством Фёдора Красного в январе 1609 года выступило к Шуе. С ним костромичи послали приказ (воинские части нижегородских стрельцов)». (Арх. акты № 11 (205)).

В этот момент Польша открыто вмешалась во внутренние дела России. Появился новый Лжедмитрий — 2 «Тушинский вор». Его войска стояли уже на юге Москвы. А в сентябре 1608 года польские войска Сапеги и Лисовского с предателями и разбойниками казаками начали захват северных волжских городов, которые оставались верными Центру и Царю. К концу года Ростов, Вологда, Ярославль, Владимир, Юрьевец ими были захвачены. Бояре Суздаля и ряда других городов предали царя и перешли на сторону врагов. Оставались лишь крепость Троице Сергиева монастыря и район Нижнего Новгорода. Вначале не пустили их на левую сторону Волги и Костромичи. Тогда Лисовский направил отряд, чтобы он «перелез» через Волгу у Юрьевца, через Мамшин остров, чтоб усмирить жителей и идти дальше покорять Кострому.

В то же время поляки и казаки разбрелись по стране и грабили и народ и города. Их вторжения, и насилия, и грабежи всколыхнули русский народ, разбудили национальные чувства, ненависть к захватчикам. Для борьбы с врагами начали создаваться ополчения.

Не остались в стороне от этого движения и жители города Юрьевца Повольского. Отряд под командованием сотника Фёдора Красного с 23 тысячами человек посадских людей и крестьян (костромичей, жителей Решмы, Кинешмы и других) освободил Шую и начал наступление против поляков и изменников, осевших в Суздале. (Далее по историческим актам № 11(205)) «Когда Северная Россия сбросила зависимость от самозванца и начала собирать войска для защиты царя Василия Шуйского, то и в Юрьевце было собрано войско под предводительством Фёдора Красного. В январе 1609 года оно выступило к Шуе и Суздалю, освобождать их от бояр изменников. С ними были костромичи и послан был приказ (часть) нижегородских стрельцов. «Собрав двадцатипяти тысячный отряд, они очистили их (то есть Шую и Суздаль. № 112 Акт арх. 1608 г. дело 10.) Сотник Фёдор Красный, соединил свои войска с крестьянскими отрядами Григория Лапши из Решмы, Ивана Кувшинова из Балахны, Фёдора Наговицина из Городца, Ильи Деньгина из Холуя. Они пошли на Лух и там разбили поляков и вновь направились к Шуе. В 15 километрах от Шуи они ещё в феврале 1609 года разбили тушинского воеводу Плещеева.

«…а Юрьевец Повольский и Галич и Кострома и Ерославль и Вологда и Переславль и многие другие города обратились Государю Царю и Великому князю Василею Ивановичу всея Руси крест целовали и воровских людей, которые смуту учинили и Литву и многих побили, а иных привели многих съ собою вместе и к воеводе к Ондрею Семеновичу Олябьеву».

То же «из памяти (памятки) Нижегородского воеводы Алябьева 10 декабря 1608 г. смутьянам ряда городов и сел- Акты истор. Т.2 1608 г. изд. 1841 г. СПб «декабря в 10 день (1117- 1608) Под Бадахной воров атаманов… Тимоху Таскава побили наголову и повесили в Нижнем.

Балахну взял. А Юрьевец Поволский и Галич и Кострома и иные многие грады обратились Государю Царю и Великому князю Василью Ивановичу Всеа Руси крест целовали, а воровских людей, которые смуту учинили и Литву, многих побили, иных привели многих с собою (пленных)».

В это время Лисовский въезжал в город Юрьевец. «Жители все разбежались. Город стоял без обороны. Лисовский въехал в крепость святого Георгия, расположенную на горе. Увидев на воротах образ святого Георгия, почувствовал такой страх, что едва не свалился с коня и тогда же выехал из города».

Но, узнав о разгроме его сторонников в Шуе и Суздале, бросился туда. Жители же Юрьевца, ушедшие на левобережье, в свой «Китеж» и леса, организовали там оборону всего левого берега и не пустили на левый берег поляков, переправившихся на Мамшин остров. Юрьевчане собрали из окружных волостей крестьян, коряковцев, жителей Борисоглебской стороны (Завражья тогда не было), и составили охранительную цепь, чтобы не допустить поляков на луговую сторону. Остров Мамшин в те времена находился посередине Волги от устья Мальгинского дола до поворота Волги на юг. Протока у правого юрьевецкого берега была судоходная, а левобережная более мелкая. Так ещё весной 1609 года в половодье поляки были вынуждены стоять укрепленным лагерем на Мамшином острове под Юрьевцем. «Отсюда они пытались посылать вооруженные отряды на луговую сторону, но вооруженные патриоты всех приближавшихся к левому берегу предавали смерти. Часто видели, как старец, украшенный сединами, мужественно разъезжал перед островом и поражал поляков. Жители познали в нем преподобного Макария Унженского, защитника Северной России, что ещё больше ободрило мужество патриотов, ревностно отстаивавших луговой берег Волги.” «Летопись о мятежах» рассказывает о битвах русского народа, в том числе юрьевчан и жителей Коряковской волости, как о битвах, где проявилось геройство русских людей, защищавших свою Родину —«брань противу врагов творяху, не дающе ни к одному берегу приближаться, но бдением и стремлением врагов одолеваху». Юрьевчане ещё перед этой битвой послали гонца в Нижний Новгород за помощью. Был послан из Нижнего воевода Фёдор Иванович Шереметьев с судовой ратью, которая отрезала путь полякам на нагорную сторону. Совместно они начали уничтожать бандитов на острове.

«Захватив вновь Суздаль, Лисовский с яростью вновь обрушился на Юрьевец и, в отместку за поход Фёдора Красного, предал Юрьевец огню, причем случившиеся тут жители были убиты, „смерть приняши“ — говорит летопись». Лисовский оставил Юрьевец и в ярости метался по крутому берегу, (потом его назовут «Царицыной горкой», в память о посещении этого берега в дни 300-летия дома Романовых, когда, как я предполагаю, Мария Фёдоровна открывала часовню в память о погибших здесь в те времена юрьевчанах.) Это было в мае. «Лисовский не мог подать помощи убиваемым на острове полякам за неимением судов. И в бессильной ярости бросился на Вознесеньев день к Кинешме, которую и сжег, а в Солдоге разбил отряд патриотов. 12 июня прибыл в Сулище, где то же не нашел лодок и вынужден был удалиться к Ростову и на Нерехту».

В архиве сохранилось и письмо-жалоба Лжедмитрию остатков банды, спасшиеся с острова, переплыв Волгу.(Акты истор. № 239 июнь 1609 г. стр. 281 т.2)

«…и приходили на нас твои Государевы изменники, многие люди из Юрьевца Поволского, восмь тысяч и хотели побить…(Бандитов разогнали ещё под Шуей.) Под Костромой мы стояли две недели (не могли переправиться). И с Ростова Государь пришел твой Государев боярин и воевода Иван Фёдоров Наумов и мы холопы твои пошли под Юрьевец под Поволской для судов, чтобы нам перелезти за Волгу и Кострома город очистить. И твой Государев воевода Александр Иванович Лисовский пошел со своим полком под Юрьевец и мы холопы твои переверзлись за Волгу. А иные Государь наши братья козаки и стрельцы были на острову с твоим Государевым боярином и воеводою Иваном Фёдоровичем Наумовым, и пришли, Государь твои Государевы изменники, многия люди, судовые и мы холопы твои и с ними билися и ружье наше и конь и борошен весь отгромили, а мы холопы твои из-за Волги, с острова, переплыли наги и босы. И ныне наги и босы и безоружны и безконни отстояли в Ростове… А было нас 220 человек да из Ярославля захватили 70 казаков, а осталось девяносто человек.” На обороте письма написано скорописью: «Велеть ихъ отпустить к… (далее оборвано, вероятно матерные слова Лжедмитрия)…въ полки».

В сентябре 1609 года Польша открыто вторглась в Россию. Дворяне свергли Шуйского и новое правительство «семибоярщина» пригласило сына польского короля стать «русским царем». И опять поляки «хозяйничали» в Москве и опять в народе вспыхнуло восстание. На его волне было организовано первое ополчение под руководством князя Дмитрия Пожарского, которое вошло в Москву в конце марта 1611 года. Тогда предатели бояре подожгли Москву. Авантюрист Заруцкий со своими казаками предал идею освобождения страны от поляков, предал Пожарского, так как сам стремился захватить власть, а потом вообще предал дело освобождения России. В это время поляками был захвачен Смоленск. Первое ополчение развалилось. Юрьевец, как один из важнейших опорных городов патриотического движения того времени, вновь подвергся нападению. «В ту пору, как патриоты по воззванию патриарха Гермогена в начале 1611 года собирали ополчение — выгнать из Москвы поляков, боярская дума, бывшая тогда ревностною исполнительницей польской политики, для укрощения патриотического возстания в Юрьевецкой стороне, отправила туда с сильным отрядом, собранным из разсеянных войск Самозванца и поляков, князя Куракина. Этот клеврет думы занял Юрьевец. Отсюда в феврале того года направился к городу Владимиру, но здесь понес сильное поражение.

После поражения Куракин с остатками отряда бежал по московской дороге. Он пришел уже на Ундолу, как узнал, что Ляпунов против него пошел от Москвы на Вохну, почему Куракин возвратился в Юрьевец, затем к Владимиру, где и был разбит. (Госуд. грам. 11, 333,314).

Осенью 1611 года в Нижнем Новгороде Козьма Минин посадский староста, торговец мясом, организовал Новое ополчение, отдав треть своего имущества. Военное руководство вновь возглавил князь Дмитрий Пожарский. В феврале 1612 года ополчение выступило в поход. Узнав об этом, по всем северным провинциям развернулось партизанское движение, мешавшее добывать провиант для поляков, засевших в Москве. „В 1612 году незабвенные избавители Отечества князь Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин, собрав и устроив в Нижнем Новгороде полки свои и следуя через Поволжские города для избавления бедствующей столицы, были в Юрьевце, где усердные жители поднесли им вспомощные деньги и дали на службу воинов“. „Усердно снабдили его ратниками и разными пособиями на великое дело избавления Отечества“. (Гос. Грам. № 11, 23) „К Пожарскому в Юрьевце присоединился и многочисленный отряд татар, отделенных от юрьевчан жалованием“. (О Юрьевце в трудах и летописях Истории и Древностей Российских. 1827 г. ч. З кн.2 стр. 171–174 19-е заседание.)

При подходе к Юрьевцу ополчение остановилось под селом Соболевым в пойме речки Воля и стояли три дня, пока подойдут воины из Заволжья, из южных частей уезда, в том числе Юртовские татары стоявшие там на „прокорме“. Всё это было передано руководителям ополчения вместе с частью стрельцов и оружия. Ополчение было обеспечено пропитанием. Встреча горожан с руководителями ополчения происходила на базарной площади. После окончания похода и Победы ополчения, на этом месте юрьевчане построили часовню, „в память об убиенных воинах“.

После взятия Смоленска, летом 1612 года польский король послал в Москву новое войско во главе с гетманом Ходкевичем. Узнав об этом, князь Дмитрий Пожарский решил действовать на опережение. Ополчение выступило из Ярославля и в ночь на 20 августа 1612 года подошло к Москве и окружило её. Поляки засели в Кремле и Китай-городе.

20 августа Ходкевич начал наступление на ополчение у Девичьего монастыря. Три дня битва шла с переменным успехом. 24 августа уже казалось, что битва будет проиграна. Примкнувшие к ополчению некоторые казацкие части не хотели идти в ночной бой, который организовал сам Козьма Минин, и пререкались с ополченцами. Первыми не выдержали наши Юртовские и Касимовские татары. Прирожденные воины, которых пригласили на службу ещё Иван III и Иван IV для предотвращения захвата престола родственниками, они первыми начали решающую схватку. За ними вступило в бой всё ополчение. Вид татарской конницы и татар с обнаженными кривыми саблями деморализовал поляков, ибо Европа ещё не забыла Батыева нашествия. Поляки были отброшены от Москвы. Ходкевич остановил движение войск и повернул назад. Поляки в Кремле были обречены на голод. 22 октября был освобожден Китай-город, а 26 октября поляки сдались и в Кремле. В день взятия Китай-города 22 октября принято было устраивать праздник (это 4 ноября по новому стилю).

Январь 1613 года. Земской собор городов и уездов страны утвердил царем Михаила Романова. Постепенно жизнь везде начала налаживаться. Но ещё долго России придется собирать силы и воевать за свои земли как на западе против поляков, на северо-западе против шведов, на юге против крымских татар и восстаний казаков.

Не закончились драматические события и для Юрьевца. Ещё бродили по стране крупные шайки разбитых казаков и поляков. Одна из них Захария Заруцкого в 1614 году напала на наш город и разорила его. Казаки остановились у озера, что было под горой Пушкарихой, лагерем — „куренями“. Юрьевчане приняли бой под городом, на том месте, где сейчас РОСТО. Но силы были неравные, ибо многие воины не вернулись из-под Москвы. Вскоре на помощь пришли ополченцы из Ярославля и уничтожили остатки банды. А на этом месте был через сорок лет построен монастырь Ломова пустынь и часовня, где „ежегодно проходили службы в память воинов“. Воевода Борис Лыков, посланный из Ярославля вниз по Волге против „воров казаков“доносил, что польских и литовских людей в Юрьевецком Повольском уезде побил наголову». (Использованы и рукописи Б. В. Ширяева 1913 и 1948гг).

По возвращении ополченцев из похода юрьевчане возвели двойную (зимнюю и летнюю) церковь на берегу Волги (примерно посередине Вознесенской горы) в честь Казанской иконы Божьей Матери, с которой ополченцы ходили в поход и победили. «Старанием граждан» деревянные церкви были заменены на каменную с трехъярусной колокольней в 1754 году.

Такими же верными и стойкими защитниками Отечества Юрьевчане были и все последующие столетия. В Отечественной войне 1812 года они, кроме участия в регулярных войсках, дополнительно входили в состав второго и четвертого костромского ополчения и дошли до Парижа. А благодарные земляки в память об их Победе и «убиенных» поставили за три года церковь Рождества Христова.

В Великую Отечественную войну 1941–45 годов десятки тысяч наших земляков защищали нашу Родину от фашистов. Около семи тысяч не вернулись домой. Памятный обелиск, по проекту земляка инженера Александра Шишлова, в их честь юрьевчане воздвигли на самом видном и высоком месте на Пятницкой горе. Но к таким же героям — патриотам я бы отнес и других юрьевчан, остававшихся в тылу, женщин и детей, чей трудовой подвиг помог приблизить Великую Победу.

Так пусть же Ваши ратные и трудовые подвиги, дорогие земляки всех поколений, послужат добрым примером для настоящих и будущих поколений юрьевчан.

Автор: Б. А. ВЛАДИМИРОВ

 

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий