Кавалер орденов Отечественной войны

Galanin EvgenijКогда увидел его в кино-театре льнофабрики во время торжественного заседания, посвященного 70-летию Великого Октября, меня поразило число боевых наград: на форменном стального цвета с бархатным воротничком пиджаке офицера танковых войск сияли четыре ордена Отечественной войны. Он скромно держался в сторонке. До этого, казалось мне, я знал почти всех юрьевчан участников войны. А вот тут пришлось поинтересоваться: кто он?

Признаться, не первый, у кого я спрашивал, смог ответить на мой вопрос. Но потом кто-то подсказал: да это же Галанин Евгений Васильевич. И тогда я решил обязательно встретиться с ним.

Как оказалось, и в жизни Галанин старался не выделять себя среди других, хотя при таких боевых наградах трудно быть не замеченным. Да и дома, как я узнал позже, он всегда скромен.

В детстве Евгений страстно любил природу, как и многие его сверстники, которые росли в деревне. Но парнишку больше манило небо. Мечта не покинула его и в пятнадцать лет, когда семья из Лухского района переехала жить в Юрьевец. Здесь он и узнал, что в соседней Кинешме есть аэроклуб, куда принимали ребят учиться летному делу. И в 1940 году вместе с Николаем Ворониным и другими однокашниками первой средней школы Евгений стал курсантом этого клуба.

Закончил учебу с отличными оценками. Это давало право поступить в летную военную школу. Но грянула война… Она и распорядилась судьбами многих ребят по-своему. Около года Евгений работал на трудовом фронте, а в начале мая 1942 года был направлен в артиллерийское училище — война требовала все новых сил. Сначала изучал полевую артиллерию, потом тяжелую самоходную артиллерийскую установку САУ-152.

— Так что мечту о небе пришлось забыть, — говорит Евгений Васильевич. — Так угодно было судьбе.

Ровно через пять месяцев, в августе 1943 года только что подготовленный молодой младший лейтенант Галанин был на Воронежском фронте, в районе Курской дуги. На белгородско-харьковском направлении шли ожесточенные бои. Туда, где был как раз разгар контрнаступления наших войск, и был направлен 1831 полк тяжелых САУ-152. Экипажем одной из самоходок и командовал молодой младший лейтенант.

— К нашему появлению многие плацдармы противника уже были ликвидированы. Однако на отдельных участках враг оказывал упорное сопротивление, переходя в контратаки, — вспоминает Галанин. — Помню, 18 августа в предутренней дымке мы заметили, как от ближайшей деревушки по просяному полю двинулись в нашу сторону три фашистских танка с цепью автоматчиков. Отбить атаку, не допустить фашистов к нашей пехоте — такая задача была поставлена перед самоходчиками. И ее мы выполнили, уничтожив танки и пехоту. Никакая броня не могла устоять перед 152-миллиметровыми пушками. Досталось и пехоте от осколочных снарядов.

Так закончился тот первый для молодого командира бой, в котором ему пришлось пережить не очень приятные минуты. Вражеская артиллерия накрыла самоходки. Выли и прямые попадания. Но тот калибр, особенно осколочных, броня выдерживала стойко. И бой закончился для самоходчиков без крупных потерь.

— Когда мы отошли после боя в балку для осмотра машин, — продолжает рассказ Е. В. Галанин. — нашу САУ нельзя было узнать. Вся в гари, с вмятинами, открылки оторваны, отбит каток, а трос, который был укреплен впереди на броне, каким-то образом оказался намотанным на пушку.

САУ ИСУ-152Закончилась двухмесячная Курская битва крупной победой наших войск. Евгений Галанин со своим полком шел с боями к Днепру. Храбро действовал при ликвидации приднепровских плацдармов врага, участвовал в окружении и ликвидации фашистской группировки на Каневском выступе. Враг отступал к Житомиру.

— Осенью того же сорок третьего года стрелковый полк, который мы поддерживали, ночью занял деревню Каривка, — вспоминает ветеран. — Со слезами радости встретили нас немногие оставшиеся в живых ее жители. Не забыть, как подошла рыдавшая женщина и сказала, что гитлеровцы перед отступлением расстреляли ее пятнадцатилетнего сына только за то, что он мужчина. Как могли мы утешить ее горе? Пообещали, что и за ее сына рассчитаемся с фашистами сполна. А на следующий день эта встреча состоялась…

Ранним утром Е. В. Галанин увидел в стереотрубу, как через овраг к мосту на шоссейной дороге, очевидно намереваясь взорвать его, начала двигаться большая группа гитлеровцев. Не ожидая команды из полка, его САУ первой открыла огонь. Заработали и другие установки. А вскоре из леса показались белые «тигры» — поспешили, видимо, фашисты их покрасить в зимний мас-

кировочный цвет, хотя и снега-то еще не было. Двадцать танков насчитали они — очень мощное прикрытие для одной роты, которая шла к шоссе.

Четыре самоходки против двадцати «тигров»! Не равная, казалось бы, дуэль. Но длилась она недолго. Здесь и проявился характер Галанина, его старшины-наводчика Чистова, всего экипажа. Маневрируя машиной на местности, они находили удобный момент и с короткой остановки посылали снаряд за снарядом точно в цель. Один танк закрутился на месте с сорванной гусеницей, у другого согнуло ствол, третий завалился на бок. Несколько «тигров» подбили другие артиллеристы. Не спасла фашистов толстая тигровая броня от снарядов самоходных артустановок. Оставшиеся танки повернули назад.

За этот бой, за инициативу в нем Евгений Васильевич Галанин был награжден орденом Отечественной войны I степени. Это был его первый орден.

Так же мужественно сражался Галанин при взятии Житомира, дважды переходившего из рук в руки, за другие города, отбитые у врага. Освобождал Украину и Белоруссию. Четыре раза горели его машины, четверых боевых товарищей потерял из экипажа. Трижды сам был ранен. Получал новые установки — и снова на передовую, в бой. Освобождал Прибалтику. Со своим боевым экипажем брал Кёнигсберг. Здесь, в Восточной Пруссии, и закончилась для Галанина война. К первому ордену Отечественной войны I степени добавились еще два ордена Отечественной войны II степени и ряд медалей.

На фронте боевой офицер вступил и в партию.

До 1957 года Евгений Васильевич оставался служить в кадрах Вооруженных Сил. Командовал ротой САУ, был начальником штаба дивизиона. Уволился в запас в звании капитана. Вернулся в Юрьевец. Стал работать в средней школе №1 — был преподавателем труда, рисования, машиноведения. После перенесенных двух инфарктов перешел работать в 8-летнюю школу №4 лаборантом и учителем рисования. Все эти годы возглавлял школьную первичную организацию ДОСААФ. Затем работал в МПМК. Избирался секретарем парторганизации.

Четвертый орден Отечественной войны I степени Евгений Васильевич получил уже к 40-летию Победы.

Два года как Е. В. Галанин находится на заслуженном отдыхе. Но он не теряет связь с молодежью, со школами, где ему пришлось работать в послевоенные годы. Этих встреч с воином всегда ждут ребята.

Н. КРОТОВ, ветеран войны и труда, подполковник в отставке

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: