Гонимые войной

Гонимые войной

Об одной из наиболее драматичных страниц в истории Великой Отечественной войны – эвакуации гражданского населения рассказывают документы архивного фонда Ивановского областного переселенческого отдела. Ивановская область в годы войны дала приют и кров тысячам беженцев из разных уголков страны. Переселенческий отдел, созданный при облисполкоме в 1940 г., вскоре был переименован в отдел по приему и хозяйственному устройству эвакуированных (эвакуационный отдел). В задачи отдела входили прием эвакуированных граждан, их размещение, трудоустройство, оказание материальной помощи, а в дальнейшем, обратное возвращение их к прежнему месту жительства.

В июле 1941 г. в г. Иваново стали прибывать первые эшелоны с эвакуированным населением из прифронтовой полосы – Смоленской, Калининской, Воронежской, Тульской, Московской областей. За три месяца войны через станцию Иваново прошло 400 эшелонов с общим количеством 368 тыс. человек. Основная масса людей двигалась через Иваново транзитом на Урал – в Барнаул и Новосибирск. Все пассажиры обеспечивались питанием за счет госбюджета. При станции Сортировочная действовал специальный питательный пункт, в котором эвакуированным выдавался сухой паек: хлеб (400 г.), колбаса (100-200 г.), для детей – молоко (250 г.), 2 белые булки, сливочное масло, печенье, карамель. В период массовой эвакуации 1941-1942 гг. в городах Иванове и Кинешме были организованы эвакопункты. Главное их назначение – прием эшелонов, снабжение людей питанием, оказание медицинской помощи. При Ивановском эвакопункте работали столовая с пропускной способностью 5 тыс. человек в день, сапожная и швейная мастерские, промтоварный ларек, действовали общежитие на 350 коек, больница на 40 коек, санпропускник, дезкамера. Кинешемский эвакопункт, организованный при пристани Кинешма на Волге, обслуживал эвакуированных граждан, следовавших по Волге в сторону г. Горького. За период навигации, Кинешемским эвакопунктом обеспечено питанием и медпомощью свыше 100 тыс. человек. Предприятия и организации области выделяли для эвакуированных мануфактуру, белье, обувь, постельные принадлежности. Через отдел хозустройства люди получали специальные талоны на промышленные товары. К январю 1942 г. в Ивановскую область переселились около 75 тыс. человек, в т.ч. 4,5 тыс. из Карело-Финской ССР, 3,5 тыс. – из Белоруссии, 1,5 тыс. – с Украины. Все они были распределены по городам и районам, трудоустроены, обеспечены жильем. На оказание помощи эвакуированным было израсходовано свыше миллиона рублей.

25 января 1942 г. из г. Ленинграда в Ивановскую область выехал первый особый эшелон с жителями блокадного города. Он состоял из 11 классных вагонов и 4 теплушек, где находились 970 пассажиров. В вагонах ехали больные, ослабленные, голодные люди. В основном, это были семьи военных и научных работников.

27 января облисполком принял решение «О мероприятиях по приему эвакуированного населения из г. Ленинграда». Все районные и городские исполкомы были обязаны в кратчайший срок подготовить жилые помещения, карантинные изоляторы, санпропускники, бани. По медицинскому заключению, ленинградцам были установлены следующие нормы суточного рациона: мясо (100 г.), крупы (200 г.), масло животное (50 г.), яиц в месяц (6 шт.), сахар (20 г.), хлеб (600 г.). Работники облздравотдела и облторготдела занимались организацией диетического питания для больных дистрофией. Все эвакуированные сначала размещались на карантинный отдых, затем распределялись по квартирам и общежитиям. При станции Иваново-Сортировочная был установлен круглосуточный пункт дежурства ответственных работников облисполкома, обкома ВКП (б) и НКВД. В документах эвакуационного отдела сохранилось много благодарных отзывов от пассажиров. Начальник эшелона № 49 сообщал, что «ленинградцы, прибывшие на станцию Иваново рано утром 13 марта 1942 г. были заботливо приняты, накормлены, напоены горячим чаем. Детям выдали дополнительно к пайку по 5 бубликов и баранок. Выношу глубокую благодарность». Начальник эшелона № 8/180 воинской части № … записал в маршрутной книге: «На всем протяжении нашего длинного пути, это первая станция, где мы получили отличное медицинское обслуживание. Выражаем глубокую благодарность ивановцам».

В 1942 г. в г. Иванове и районах области проживало свыше 25 тыс. эвакуированных ленинградцев, в т.ч. 3,5 тыс. детей. Из 22 ленинградских эшелонов ивановские медики госпитализировали в больницы 1900 чел. и сняли 420 трупов. Массовая смертность отмечалась среди учащихся ремесленных училищ № 19, 25, 34, 51 и пациентов Новоладожского дома инвалидов. Крайнее истощение, холод в вагонах, отсутствие теплой одежды, неорганизованное и скудное питание приводили к резкому ухудшению состояния здоровья людей. Только из ремесленного училища № 51 в пути умерло 30 чел. из 237. Военным трибуналом г. Иванова было установлено, что директор училища со своими заместителями присваивали в дороге продукты, предназначенные учащимся. Врач А.Ф. Якушенкова, сопровождавшая эшелон № 446, сообщила, что из Ленинграда ученики выехали в крайне ослабленном состоянии. За день до отъезда, от дистрофии умерло 15 чел., в дорогу были взяты учащиеся 1-ой и 2-ой степени дистрофии. В жестокие морозы подростки были одеты в шинели, на ногах – галоши и ботинки. У многих наблюдались обморожения рук и ног.

В годы войны в городах и районах нашей области было размещено 24 школьных и дошкольных детских домов, эвакуированных из Москвы, Пскова, Ленинграда, Мурманска, Витебска, Латвийской ССР. Перед работниками детдомов была поставлена задача, заменить детям сиротам потерянные ими семьи, окружить их вниманием, отеческой заботой. По решению обкома партии, к детским учреждениям прикрепили шефствующие организации. Они помогали стройматериалами, транспортом, рабочей силой. Колхозники выделяли для детей овощи, молоко, мясо, яйца. Помощь была обоюдной. Истощенные дети-ленинградцы пропалывали грядки, собирали на полях колоски. Воспитанники Валовского детдома Юрьевецкого района внесли в фонд обороны 10 тыс. рублей. Во многих детдомах области работали столярно-слесарные мастерские, где воспитанники выполняли задания оборонного значения. Дети обслуживали эвакогоспитали, где выступали с художественной самодеятельностью, чинили белье, писали раненым бойцам письма.

Работниками отдела по устройству эвакуированных проводилась большая работа по розыску людей, потерявших в дороге своих родных и близких. Каждый день в отдел поступали сотни писем-запросов. Старший статистик отдела Алексеева, на запрос красноармейца Смирнова, сообщала: «Ваша жена погибла в пути следования на Ладожском озере. Дети направлены в детприемник в с. Лаврово Мгинского района Ленинградской области. Детприемник из с. Лаврова в течение июля 1942 г. будет эвакуирован в дом малюток в Ивановскую область». Красноармеец Фирсов, находящийся на лечении в госпитале в г. Казани писал: «Прошу сообщить адрес моих детей, эвакуированных из Ленинграда с детским садом завода № 4 им. Калинина. Мои дети – Фирсова Юля, 7 лет и Фирсов Адольф, 5 лет. Мать детей погибла в Ленинграде. Дети остались одни, я нахожусь в госпитале в Казани. Очень прошу мне ответить. 17 августа 1942 г.». На запрос капитана медицинской службы П. Кавалевского о судьбе своего сына, ему отвечали: «Ковалевский Юра, 6 лет, эвакуированный из Ленинграда 20 июня 1942 г. снят с эшелона станции Иваново и направлен в 1-ю городскую больницу по поводу дизентерии. После излечения направлен из больницы в детприемник НКВД, а затем в детский дом с. Петровское Гаврилово-Посадского района. 27 сентября 1942 г. за Юрой приехала его тетя, проживавшая в г. Свердловске и забрала его».

В ноябре-декабре 1944 г. в Ивановскую область прибыло 10 тыс. репатриированных граждан из Эстонской и Латвийской ССР, мобилизованных на текстильные фабрики. В результате, было выведено из консервации 4 тыс. ткацких станков. В 1945 г. отдел по устройству эвакуированных занимался реэвакуацией населения в Карело-Финскую ССР и Литовскую ССР, в 1946 г. – переселял на свою исконную родину 549 польских граждан, находившихся в Ивановской области на спецпоселении. Все расходы по их переезду взяло на себя советское правительство. Ивановский эшелон был оборудован по всем железнодорожным правилам. Поляки ехали в комфортабельных условиях, получали в пути горячее питание. С прибытием эшелона на станцию Брест-Центральная, польских граждан перегрузили в вагоны, предоставленные правительством Польши. Вагоны находились в антисанитарном состоянии, без окон, печей, фонарей. Начальник советского эшелона передал для перевозки людей два оборудованных вагона, несколько печей.

В 1946 г. отдел хозяйственного устройства эвакуированных был вновь переименован в областной переселенческий отдел. В его задачи входило внутриобластное переселение, а также переселение жителей Ивановской области по особым заданиям правительства.

Любовь Яблокова, начальник отдела публикации и использования документов ГАИО

Статья впервые опубликована в «Ивановской газете» № 113 от 21 июня 2011 г.

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий