Жизнь продолжается

С Александром Андрееви­чем Болотовым не раз я встречался в колхозе «Мир» в период уборочной страды на зернотоке, где он работал, и видел, как тяжело инва­лиду обслуживать сортиро­вальные машины.
Однажды спросил у Болотова: «Трудно, наверное?» Обиделся ветеран на неуместный вопрос и сказал:
— Легко только лентяям. Как же не помочь родному колхозу. Начинается уборка. Правление колхоза просит. Выручай, говорят, Андре­евич, сортировки стоят. Вот и помогаю…
На зернотоке, где дорога каждая минута, неудобно было Болотова отрывать от дела, расспрашивать его о личной жизни. Недавно наша встреча, с Александром Анд­реевичем состоялась в его новой квартире. Дом, где живет ветеран, светлыми нами смотрит на приволжс­кие дали. За последнее вре­мя целая улица таких до­мов построена в деревне Пелевино. В квартире чисто, уютно, отопление от цент­ральной котельной. Алек­сандр Андреевич с радостью поделился, что новый дом недавно выделило ему прав­ление колхоза — старая изба его совсем развалилась.
Много узнал я при этой встрече из уст ветерана. Родился А. А. Болотов в 1924 году в здешних местах, в де­ревне Обухово. Отец и мать — колхозники. У родителей кроме него росли дочери, Валентина и Нина. Семья трудолюбивая, спаянная. С раннего детства малышей приучали к труду, ребята по­могали взрослым по хозяй­ству. В период школьных каникул пасли скот, рабо­тали на колхозных полях.

В сорок первом мирную жизнь нарушила страшная весть: началась война. Алек­сандру тогда шел семнадца­тый год. На фронт его приз­вали в 1942 году.
— Ну, сынок, не посрами род наш, — прижимая к гру­ди, напутствовал его отец Андрей Иванович, старый солдат, участник империа­листической и гражданской войн. Сотни километров про­шел Александр по трудным военным дорогам. Сколько на том пути было тяжелых и кровопролитных боев. Видел он сожженные города и села, страдания людей.
…Лето 1944 года. Третий отдельный гвардейский мо­торизованный полк, в ко­тором служил Болотов, вы­шел на границу с Румыни­ей у реки Прут.
— Жаркие шли бои, — вспоминает Александр Анд­реевич. И в его глазах я за­метил скорбь и печаль. Со­беседник тяжело вздохнул и надолго замолчал.
— Тот бой остался в памя­ти на всю жизнь, — с тру­дом продолжал ветеран. — Группе автоматчиков, в сос­таве которой был и я, было приказано провести развед­ку. Бесшумно переправились через реку, незаметно про­никли в тыл врага. Разве­дали расположение огневых точек. На обратном пути фа­шисты заметили нас, обру­шили шквал минометного огня. Справа и слева рвались, мины. Вдруг в нескольких метрах прогремел взрыв. Ощутил сильный удар в ле­вую ногу. Упал. Попытался встать, но не мог…
Друзья, подбежав к Боло­тову, увидели, как из раны сочилась кровь. Наскоро по­ложили на плащ-палатку и по­тащили по вязкому болоту. В ложбине перевязали рану. В госпитале врачи постави­ли диагноз: «ранение левого тазобедренного сустава…». Почти год Болотов загипсо­ванный, недвижимый проле­жал в госпитале. Порой ему казалось, что жизнь кончи­лась, что не увидит он ни родителей, ни родную-де­ревню, ни Волгу, ни зали­тых утренним солнцем по­лей и багрянец осени — все что так любил. Солдату сде­лали несколько операций. В 1945 году Болотов инвали­дом II группы, на костылях, вернулся домой. Остановился у дома и горячие слезы потекли по щекам: «Жить-то как?».
— Не печалься, сынок, бывает и хуже. Совсем без ног возвращаются, — успокаивала мать.
Выучился Александр на сапожника, работал в Юрь­евце. Приедет домой и тос­кует. Как-то Александр на улице встретил молодую трактористку Нину — вмес­те учились в школе.
— Ты что на люди не по­казываешься? — спросила она. Разговорились. Девуш­ка посоветовала перебирать­ся ему в деревню. А как при­живаться в деревне, с чего начинать? На раненую ногу не ступить. Как то, взяв кос­тыли, пошел в поле. Под­ростки на жатке, запряжен­ной двумя лошадьми, косили рожь.
— Дай попробую…
— Смотри, дядя Саша, не свались, а то отвечать будем.
До вечера не слез с жат­ки. Наутро пошел в правле­ние: давайте работу.
Председатель прикидывал, какое дело подыскать, чтобы меньше ходить инвалиду.
— Может, в кузнице мо­лотобойцем попробуешь… Те­перь раздавался звон молота в колхозной кузнице. Вече­ром, прихрамывая, возвра­щался Александр домой.
Встретился с Ниной, которая шла с поля.
— Чумазый какой, — зас­меялась она. Краска залила лицо девушки. Смутился и бывший солдат.
…В 1946 году справили свадьбу. Нина работала на тракторе. Александр в куз­нице. Появился первенец — дочь Галинка.
Жена как-то посоветовала Александру попробовать вы­учиться на тракториста. За­кончил курсы при Юрьевец­кой МТС. Сел на трактор. Не зная устали, работал на полях, пахал и сеял, убирал урожай. Да и как работал!
В 1957 году Болотов стал участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, награжден медалью. В этом же году коммунисты колхоза оказали ему высокое дове­рие — он стал членом КПСС. Дома у него хранятся почетные грамоты, благодар­ственные письма райкома партии, райисполкома. Ни­когда, ни на работе, ни в семье никто не слышал от Александра Андреевича жа­лоб на трудности. Только одному ему известно, как после отработанной на трак­торе смены ноет искалечен­ная нога, как по ночам про­сыпался он от жгучей боли. Все перенес солдат. Он бо­ролся за жизнь, стремился сделать ее счастливой, что­бы и семья жила не хуже других. Вместе с женой Ни­ной Ивановной вырастили троих детей. Все они полу­чили образование, вышли на самостоятельную дорогу.
С 1945 года у Александра Андреевича Болотова пенси­онное удостоверение инвали­да Великой Отечественной войны II группы, но о нем он редко вспоминает.
— В труде, с людьми, — говорит ветеран, — забы­ваются все беды, все болез­ни.
Александру Андреевичу сейчас 64 года, но не сидит он без дела. Хлопочет по хо­зяйству, на огороде, держит скот. Когда начинается убор­ка, идет работать на зерноток. В минувшую уборочную через его руки прошли сот­ни центнеров зерна, кото­рые отсортировал на ста­реньких зерноочистительных машинах. Ветерана в дерев­не редко видят при параде. Скромный человек. Только лишь по праздникам надевает костюм, на котором сияют два боевых ордена и восемь медалей.
Тяжелый жизненный путь за плечами бывшего солдата- фронтовика. Сколько приш­лось пережить, сколько вы­нести. Но невзгоды и лише­ния не сломили человека. Он нашел свое место в жизни. И сегодня ветеран по-преж­нему верен своему делу, своей земле.
М. НЕЙСКИЙ, газета “Волга”.

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий