Из горстки храбрецов

За Днепром ждала неизвестность. Командир взвода 57-миллиметровых минометов младший лейтенант Павел Смирнов, лежа в прибрежных камышах, всматривался в темноту и думал о предстоящей переправе.
Ему со своим взводом и командиру пулеметного взвода приказал командир 184 полка 62-й гвардейской стрелковой дивизии форсировать на лодках реку и занять плацдарм на правом берегу. По данным разведки, которыми располагало командование, на этом участке была более слабой оборона противника, и они должны продержаться, обеспечить переправу своей дивизии для развития наступления совместно с другими частями, форсирующими Днепр на других участках фронта. Важно было выявить и скопление вражеских сил и огневых средств.

Ночь была темная. Моросил сентябрьский дождь. Наблюдения о поведении и расположении противника ничего не дали. Осталось ждать сигнала и действовать по обстановке. Вскоре в сторону противника темноту прошили три трассирующие пули — условный сигнал о начале переправы.
Поднявшись в рост и отряхнув отяжелевшую от сырости шинель, Павел Смирнов охрипшим голосом скомандовал:
— По лодкам!
Их было всего две, видавших виды лодчонки. Первыми сели в них пулеметчики и один минометный расчет, которым командир штурмовой группы Смирнов приказал при соблюдении полной тишины высадиться на отмель и ожидать остальных.
Медленно шло время. Но вот послышались легкие всплески. С трудом вместились в лодки остальные штурмовики. Плыли по воде тихо, и лишь когда стали подходить к берегу, почти над ними в воздухе повисла осветительная ракета. Замерли весла. Воздух прорезали две пулеметные очереди, и вновь все стихло. Моросящий дождь был на руку нашим смельчакам.
Днепр форсирован. Вся группа в сборе.
— Медлить было нельзя, — рассказывает Павел Александрович о том памятном бое. — более сильным бойцам, вооруженным автоматами и ножами, приказал идти вперед, остальным цепочкой продвигаться за ними и быть готовыми в любой момент пустить в ход гранаты и пулеметы.
Вот и траншея противника. Быстрым броском были уничтожены три дремавших под плащ-палатками у пулеметов гитлеровца. Прошли вперед, углубились в мелкий лесок и заняли круговую оборону.
В траншее противника при смене часовых всполошилась. Взлетели осветительные ракеты. Обнаружили себя минометные и артиллерийские батареи немцев, открывшие огонь по нашему берегу, пулеметы рассыпали по воде град пуль. Полученные сведения о противнике были переданы в штаб.
Не мог дождаться Павел Смирнов приказа о дальнейших действиях группы. Немцы обнаружили штурмовиков, сначала открыли по ним минометный и пулеметный огонь, а потом атаковали. Можно было только удивляться отваге бойцов. Офицеры то и дело требовали переместить минометы или пулеметы. Делалось это быстро и немедленно открывался огонь. Пять атак врага были отбиты.
Уже перед самым рассветом до Павла донеслось «Ура!» Потом все стихло.
Очнулся Смирнов в госпитале. Он был тяжело ранен в голову.
Переправили его на свой берег подоспевшие бойцы полка, первым форсировавшего Днепр и атаковавшего противника.
Две тяжелые операции перенес фронтовик в госпитале.
Врачи долго не могли установить его фамилии. Сам Смирнов был в тяжелом состоянии, а документы остались на поле боя в снятой окровавленной гимнастерке. Только позднее его узнал солдат полка, попавший в этот госпиталь, он сообщил врачам все, что знал о Смирнове, и назвал воинскую часть.
Павел Александрович Смирнов — юрьевчанин, после семилетки окончил в 1939 году Кинешемский хлопчатобумажный техникум, работал на Шуйской хлопчато-бумажной фабрике помощником мастера. В этом же году был призван в Красную Армию. Сначала служил в войсках связи, потом, окончив школу младших командиров, командовал отделением связи в этой же школе, учил других. Затем его, отличного сержанта, направили в Борисоглебское летное училище имени Чкалова. Но не суждено было стать ему летчиком-истребителем — началась война. Училище эвакуировали в тыл, а он оттуда вместе с группой других курсантов был направлен на фронт в стрелковую часть, сражался с врагом в составе Второго Украинского фронта.
Вернувшись в Юрьевец, Павел Смирнов полгода был на инвалидности, но сидеть без дела не мог. Его взяли бухгалтером, и десять лет проработал в строительных организациях. Только по рекомендации врачей пришлось оставить работу. Около 10 лет он избирался председателем товарищеского суда при уличкоме, почти 25 лет является членом уличного комитета. И идут к нему люди по разным вопросам. Третий год Павел Александрович избирается членом партийного бюро парторганизации райсобеса.
Быть среди людей, в гуще жизни — такой характер у фронтовика-коммуниста.

Н. АРСЕНЬЕВ          Газета «Волга» ноябрь, 1983 год.

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий