Был на Волге остров Красик…

У каждого из нас есть своя малая Родина — место, где ты родился и рос. И даже будучи взрослым, всегда хочется вернуться туда, потому что, каким бы ни было наше детство, воспоминания о нем, как правило, теплые, и остаются в сердце навсегда.
И немногие в нашем городе могут сказать с гордостью и грустью: «Я родился на Красике». С гордостью, потому что в годы войны этот небольшой остров кормил не только нашу округу, а с грустью, т. к. нет сейчас этого прекрасного уголка земли, скрылся под водами великой Волги-матушки.
А находился остров Красик в нижней части напротив города. По теперешним меркам напротив Соболева. А до войны шли из города по Чурочному заводу, напротив него был остров Голый, затем Варварихинский. А от Подсосняжного можно было переехать на лодке на остров Красик. Было здесь две пристани, т. к. приставали на погрузку овощей баржи и самоходки. Одна пристань внизу, а другая вверху острова. Весовщицей в годы войны работала здесь Мария Михайловна Соколова.

Она вспоминает: «Остров был не такой уж и маленький — километров семь в длину и три — в ширину. Красота кругом была — не расскажешь. Больших деревьев почти не было, недалеко от бараков стояли три сосны, но зато по весне цвел шиповник. Его было много. Черная смородина, ежевика. И очень много тальника. Вся остальная земля была распахана. Мы были четвертым отделением совхоза „Маяк“ и выращивали овощи.
На Красике вся работа выполнялась звеньями. Их было 11. У каждого звена свой участок. В Юрьевце живут звеньевые Маруся Колпакова со своей сестрой Шурой, Екатерина Клочева.
Летом мы часто отгружали баржи. Бывало, приходили баржи посреди ночи. Приходилось будить людей, в том числе и подростков. При свете костров грузили овощи. А в это время для всех готовился обед, чтоб никто не остался голодным. О людях у нас заботились всегда».
Как я поняла, сначала остров Красик был заселен немцами Поволжья, ими осваивался. И председателем совхоза «Маяк» до войны был Эндернейт, перед войной здесь уже жило немало и русских. Жили все дружно, одной семьей. Но началась война, мужчины ушли на фронт. И все легло на плечи женщин и подростков. Александре Ивановне Семеновой, а тогда Шуре Комлевой, было двенадцать лет. «Я не знаю детства и не помню, чтоб я была ребенком, — рассказывает она о тех далеких военных годах. — Мы приехали на Красик в 1936 году. Здесь было много немцев. Я училась во втором классе вместе с немецкими детьми.
В 1937 году началось большое половодье, и нас всех увезли на Варварихинский остров, где мы ждали, когда спадет вода. В том же году, я помню, однажды ночью всех немцев с семьями погрузили на баржу и увезли неизвестно куда. Мы все плакали, т. к. уже сдружились и привыкли друг к другу.
Начало войны мне запомнилось особенно. Папа ушел на фронт. И мне, как старшей в семье, пришлось работать вместе с мамой, не покладая рук. Нас поднимали рано, часов в пять, давали в руки косы, ставили друг за другом. И мы косили, как могли. Всем по 12 — 13 лет.
С 12 лет пришлось работать в совхозе: сажать, полоть, окапывать, собирать урожай. С 15 лет выписали трудовую книжку (у Александры Ивановны в 67 лет 52 года рабочего стажа).
Помню зиму 41-го года. Ниже по Волге вмерзли баржи с беженцами. Их шло очень много по Волге: старых и молодых, детей. Многих разместили на Красике. Всех накормили, всем нашли работу. А спали по всему полу, негде было ступить. Все жители Красика запасали на зиму овощи, картошку. У кого была скотина, тот не голодал. Работали все, не покладая рук, не считаясь со сном
В Юрьевце от совхоза «Маяк» был свой магазин в деревянных рядах, что были напротив кинотеатра «Волга». В магазине всегда продавали свежие овощи.
Очень заботливый и строгий был директор совхоза — Василий Иванович Каширин. К детям он без конфет и пряников не ездил. Знал, что и так они выполняют нелегкую работу. А зимой мы плели корзины. С осени, после уборки овощей запасали тал и всю зиму все семьи плели корзины для совхоза. Помню норму — пять корзин двуручек. За утро, пока мама управляется по хозяйству, я уж сплету боковинки. Не было на Красике такого человека, который бы не умел плести.
Еще вспоминается День Победы. Мама сидит у окна и плачет. А пятилетняя Зиночка спрашивает: «Мама, ты почему плачешь? Корову нечем кормить?» А потом стали возвращаться солдаты. И она услышала от других детей новое слово «папа», хотя своего папу ни разу жизни не видела.
С 1953 по 1955 год Красик опустел. В связи с большой Волгой многие перебрались в Юрьевец. Кто-то уехал в Рязань и Хвалынск. До сих пор живут в Юрьевце герои моего рассказа. Все нашли свое место в жизни. Но воспоминания об этом исчезнувшем острове остались в сердце навсегда.

А. В. СИРОТИНА, Т. М. ТЕРЕШИНА, «По тропам памяти людской», 2002 г., стр. 272

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий