Основатель Юрьевца Юрий Всеволодович

Юрий ВсеволодовичОснователь Юрьевца великий князь владимирский Юрий II (христианское имя Георгий) был внуком строителя Москвы Юрия Долгорукого и сыном Всеволода Большое Гнездо, о могуществе которого в «Слове о полку Игореве» сказано, что он «мог бы Волгу веслами расплескать, мог бы Дон шеломами вычерпать».

По данным русских летописей, родился князь Юрий в 1189 году во Владимире. Когда ему исполнилось 2 года, над ним по обычаю был совершен обряд «постригов». Княжичу остригли длинные детские локоны и посадили впервые на коня — так его напутствовали к жизни ратной, суровой, к подвигам во имя защиты русской земли. И действительно, большую часть жизни Юрий Всеволодович провел в седле, в походах, в сражениях. С раннего возраста он принимал участие в самых опасных походах своего отца, а в 19 лет уже сам победоносно водил полки.

Юрий был не просто любимым сыном «собирателя» земли русской Всеволода, но и его единомышленником. Политика великого князя — борьба за главенство, против сепаратистских действий удельных князей — находила у него понимание и поддержку. Вот почему Всеволод назначил наследником великокняжеского престола своего второго сына, а не старшего Константина, попавшего под влияние ростовских сепаратистов — епископа и бояр.

Возведение на великокняжеский престол Юрия Всеволодовича, минуя принятую очередность наследования, стало началом многолетней распри между братьями. Константин, выиграв сражение при Липице, силой возвратил себе отцовский престол, а опального князя отправил в ссылку в самую отдаленную крепость, поставленную на Волге еще Юрием Долгоруким, — Городец-Радилов, или Волжский Городец, (древнее название Волги — Ра). Пробыв здесь около двух лет, Юрий смог лично убедиться в огромном значении Волги для русской земли и ее безопасности. И когда после смерти брата он снова стал великим князем, то энергично приступил к осуществлению планов освоения и защиты Поволжья, выношенных во время городецкой ссылки.

Именно при Юрии Всеволодовиче был заключен почетный для русских мир с болгарами после долгих лет тяжелого для обеих сторон «размирия». При Юрии Всеволодовиче Верхневолжье навсегда было закреплено за русскими.

Смерть князя Юрия ВсеволодовичаЭто была личность несомненно незаурядная, но сложная и противоречивая. Однако говоря с сегодняшних позиций о достоинствах или недостатках князя Юрия, нужно помнить, что был он прежде всего сыном своего времени, крупным феодальным владыкой, «князем над князьми». Юрий Всеволодович неоднократно предпринимал опустошительные походы в мордовские земли, беспощадно расправлялся с выходившими из повиновения удельными князьями, вел ожесточенную борьбу за власть с родным братом, предпринял ряд крутых мер против вольнолюбивого Новгорода. Но с другой стороны, князь Юрий был организатором обороны Новгородской земли от нападения немцев еще до славных побед своего племянника Александра Невского. Едва придя к власти, он освободил из порубов (тюремных ям) рязанских заложников, долгие годы томившихся в плену во Владимире. Он гостеприимно принял болгарских беженцев, когда Волжская Болгария была разгромлена ханом Батыем. После смерти брата Константина он стал вторым отцом для своих племянников.

Летописцы называют Юрия Всеволодовича, как и его деда Юрия Долгорукого, князем-строителем за то, что он «грады многи постави». Предание приписывает ему строительство легендарного Китежа, завладеть которым Батыю не удалось, так как город стал невидимым.

Юрию Всеволодовичу выпала поистине трагическая судьба: отважному воину и талантливому полководцу, ему привелось узнать горечь разгрома своих боевых дружин и самому пасть в неравном бою на реке Сить с монголо-татарскими захватчиками.

Битва с татарамиЮрию Всеволодовичу не повезло ни у историков, ни у романистов, которые по устоявшейся традиции, заложенной еще дворянской историографией, видели в нем прямого виновника страшного разорения Руси. Не избежал подобной предвзятости даже такой талантливый писатель, как Василий Ян (роман «Батый»). Эта точка зрения подвергнута справедливой критике в известном исследовании доктора исторических наук В. В. Каргалова «Древняя Русь в советской художественной литературе». Автор пишет: «У читателя невольно создается впечатление, что если бы накануне монголо-татарского нашествия на великокняжеском „столе“ сидел не Юрий Всеволодович, а какой-нибудь другой, более энергичный и дальновидный князь… то исход войны мог бы быть иным… Трагедия страны была в другом: самые храбрые и энергичные князья и воеводы (а их немало было на Руси!) в силу феодальной раздробленности не могли объединить силы народа для отпора завоевателям».

Горячо и убедительно на основании многочисленных летописей и других документов реабилитирует князя Юрия во мнении потомков видный советский прозаик и публицист Владимир Чивилихин в своем романе-эссе «Память», удостоенном Государственной премии СССР. Но судьба великого владимирского князя Юрия II Всеволодовича и его время еще ждут своего раскрытия у историков и у романистов.

Юрию Всеволодовичу суждено было стать последним великим князем независимой Владимиро-Суздальской Руси. С политическим закатом Владимира взойдет яркая звезда Москвы, сумевшей сплотить вокруг себя русское государство.

Альманах “Юрьевец”. 2001 г.

 

Поделитесь c друзьями

Напишите свой комментарий