Всполохи над Днепром

Ивановская область славится на всю страну замечательны ми революционными и боевыми традициями. Одним из ярких проявлений этого является то, что многие воины-ивановцы удостоены высокого звания Героя Советского Союза за ратные подвиги по защите нашего Отечества. Среди них и наши земляки. Мы публикуем рассказ В. ТЕРЕНТЬЕВА о подвиге героя Советского Союза юрьевчанина Н. М. Балукова.

«Да, вот они, русские характеры! Кажется, прост человек, а придет суровая беда, в большом или в малом, и поднимается в нем великая сила — человеческая красота». Так сказал об одном из героев своего рассказал писатель Алексей Толстой. Может, потому и пришлось людям по душе и эти строки, и сам Егор Дремов, что в его об разе воплотил автор простоту, благородство и беззаветное мужество тысяч и тысяч тех, кто в годы Великой Отечественной войны защищал Родину от врага. Вместе с отцами и старшими братьями сражались на фронтах и едва вступившие в жизнь мальчишки. В нелегких военных испытаниях мужали их характеры. Многие из них в боях с врагом совершили бессмертные подвиги. И среди них —  паренек из деревни Зяблово Николай Балуков.

Проста и обыкновенна его довоенная биография. Учился, потом работал мотористом на одном из предприятий, а в сорок первом ушел на фронт, защищать Ленинград.

Подробнее...

Девушка в пилотке

Panomareva VeraВера Ивановна прижалась щекой к мраморной плите. На мгновение в памяти высвети­лась картина детства: отец возвращается с работы, а она с сестрами бежит навстречу, и вот уже сильные руки отца, захватив всех в охапку, при­жимают малышей к груди...

Потом отца не стало — ушел на фронт, откуда не каждому было суждено воротиться до­мой. Даже могилы оставались неизвестны. Вот и у отца то­же. И только этим летом она разыскала, наконец, где похо­ронен рядовой 61-го отдельного саперного батальона Иван Игнатьевич Касаткин. Выпол­нила наказ матери, которая, умирая, сказала: «Доченьки,поклонитесь могиле отца». Ад­рес, который они так долго ис­кали, прислали из архива Военно-Медицинского музея Ми­нистерства обороны СССР в Ленинграде. Отец был тяжело ранен разрывной пулей и скон­чался 28 июля 1942 года в эвакогоспитале № 3551 и был похоронен на кладбище г. Бокситогорска Ленинградской об­ласти.

И вот в ответ на ее письмо бокситогорский райвоенкомат сообщал, что ее отец похоро­нен на братском воинском кладбище и приглашал прие­хать навестить могилу отца. Приветливо и гостеприимно встретили их с сестрой работ­ники местного горсовета. Про­водили до мемориального клад­бища. Рассказали, что их отца, как и других воинов, пришлось хоронить дважды. В 1944 году фашистские самолеты соверши­ли налет на город, бомбами были перепаханы улицы и да­же кладбище... Воинское клад­бище, как и город, было вос­становлено после войны. Стоит у вечного огня скульптура сол­дата со склоненной головой. Плакучие ивы и березы спус­кают свои ветви до установ­ленных на постаментах мра­морных плит, на которых вы­гравированы имена погибших в годы Великой Отечественной войны. Общая надпись гласит: «Здесь отдали жизнь в боях за Ленинград около 4 тысяч чело­век».

Рассказывая об этом, Вера Ивановна не может сдержать волнения.

— Вот его письма с фронта,

— протягивает она пачечку пожелтевших солдатских треу­гольников. — Сколько раз их читала и перечитывала вслух наша мама.

Иван Игнатьевич работал в сапоговаляльной артели, потом в торговле, общепите и никог­да, конечно, литературным тру­дом не занимался. Но с каким интересом сейчас читаются его письма, отразившие не только его судьбу, но и биографию це­лого поколения.

Подробнее...

На братской могиле

Поселок Новая Слободка Юрьевецкого района в сентябре 1942 года провожал на войну группу молодых рабочих завода «Красный Профинтерн». Среди них был и Николай Строев. Маленький буксирный пароходик «Север» с паромом стоял у причала и ждал, когда закончится посадка, чтобы переправить людей через Волгу в Юрьевец.

Прижалась к груди Николая мать, заплакала.

— Береги себя, — сказал он ей, — а мы разгромим врага и вернемся.

Многие в Слободке хорошо знали Николая. Он прилежно учился в школе, любил литературу, сам пробовал писать стихи. Четверо детей было в семье Строевых. Воспитывались без отца — давно умер он. И ребята с детства познали труд.

С фронта от Николая шли в Слободку письма. Он сообщал в них о том, как воюет.

Потом почтальон стал стороной обходить дом Строевых. Тревожилась мать. Ходила в военкомат узнавать о судьбе сына. А зимой 1943 года пришло в Слободку письмо. В нем сообщалось, что ее сын Николай умер от ран и похоронен в деревне Елманово на Смоленщине.

Горе вошло в дом Строевых. Да и не одних их: похоронки не миновали и другие семьи в Слободке.

Подробнее...

Братья Полетаевы

В музее средней школы № 1 на стенде «Память о них жива» есть фотографии трех братьев Полетаевых: Валентина, Анатолия и Бориса, воспитанников этой школы. Трагична их судьба — все трое погибли на фронте в годы Великой Отечественной войны.
Полетаевы родились в деревне Кошкино Кокуевского сельского Совета Юрьевецкого района. Александр Михайлович и Юлия Алексеевна, отец и мать Полетаевых, долгие годы учительствовали в Кошкинской начальной школе, учили сельских ребят. В Кошкине прошло и детство их сыновей, они окончили начальную школу, позднее учились в Юрьевецкой средней школе № 1, где шло их становление и где получили путевку в жизнь.
Старший Валентин закончил среднюю школу в 1937 году и по комсомольской путевке был направлен на Балтийский флот. Стал радистом на подводной лодке. В 1941-м году в Прибалтике встретил начало войны. Экипаж подводной лодки в Рижском заливе потопил несколько вражеских кораблей. Но однажды подводная лодка не вернулась на базу — не удалось уйти от фашистских противолодочных кораблей. Лодка затонула и погиб весь экипаж.

Подробнее...

Кавалер орденов Отечественной войны

Galanin EvgenijКогда увидел его в кино-театре льнофабрики во время торжественного заседания, посвященного 70-летию Великого Октября, меня поразило число боевых наград: на форменном стального цвета с бархатным воротничком пиджаке офицера танковых войск сияли четыре ордена Отечественной войны. Он скромно держался в сторонке. До этого, казалось мне, я знал почти всех юрьевчан участников войны. А вот тут пришлось поинтересоваться: кто он?

Признаться, не первый, у кого я спрашивал, смог ответить на мой вопрос. Но потом кто-то подсказал: да это же Галанин Евгений Васильевич. И тогда я решил обязательно встретиться с ним.

Как оказалось, и в жизни Галанин старался не выделять себя среди других, хотя при таких боевых наградах трудно быть не замеченным. Да и дома, как я узнал позже, он всегда скромен.

В детстве Евгений страстно любил природу, как и многие его сверстники, которые росли в деревне. Но парнишку больше манило небо. Мечта не покинула его и в пятнадцать лет, когда семья из Лухского района переехала жить в Юрьевец. Здесь он и узнал, что в соседней Кинешме есть аэроклуб, куда принимали ребят учиться летному делу. И в 1940 году вместе с Николаем Ворониным и другими однокашниками первой средней школы Евгений стал курсантом этого клуба.

Закончил учебу с отличными оценками. Это давало право поступить в летную военную школу. Но грянула война… Она и распорядилась судьбами многих ребят по-своему. Около года Евгений работал на трудовом фронте, а в начале мая 1942 года был направлен в артиллерийское училище — война требовала все новых сил. Сначала изучал полевую артиллерию, потом тяжелую самоходную артиллерийскую установку САУ-152.

— Так что мечту о небе пришлось забыть, — говорит Евгений Васильевич. — Так угодно было судьбе.

Подробнее...

От Ленинграда до Берлина

Таков боевой путь отважного танкиста Михаила Ивановича Пивоварова. Родился он в 1915 году в деревне Скуратиха Юрьевецкой) района. После окончания семилетки три года работал бригадиром полеводческой бригады колхоза «Первая пятилетка». В 1936 году был призван в Красную Армию и зачислен в 1-ю Московскую стрелковую дивизию. Любовь к технике, машинам приводит его в стены Орловского бронетанкового ... Подробнее...

Они защищали Родину

Длинной,  непрерывно движущейся лентой растянулась на несколько километров колонна бойцов. Это шло новое подкрепление к Сталинграду. Шли в полной боевой выкладке уже не первые сутки. Стояла невыносимая жара, выше +40 гр. Они прошли уже больше двухсот километров. Поднятая сотнями ног пыль оседала на их потных лицах, посеревших шинелях. Среди них шел и молоденький, неполных восемнадцати лет, командир взвода, старший сержант Владимир Расторгуев. ... Подробнее...

Савельев Александр Васильевич

Александр Васильевич родился 17 сентября 1934 года. Его тяжелое детство прошло в городе Самаре Куйбышевской области, который раскинулся на берегах великой русской реки Волги. Он часто испытывал голод и холод. У матери было 12 детей, и порой приходилось очень туго. Когда Александр Васильевич учился во 2 классе, его семья приехала в Юрьевец. Это было в ... Подробнее...

Самолеты уходят в ночь

текст подвигаШел 1944 год. В ночное небо через Буг, туда, где на территории Польши были расположены немецкие аэродромы, склады (боеприпасов и нефтепродуктов, скопления живой силы и техники, поднимались и шли самолеты 22-го гвардейского Красноярского бомбардировочного полка 321 дивизии ночной авиации. А на аэродроме у авиационного механика старшего сержанта Владимира Лузина и его товарищей на душе тревожно: все ли самолеты вернутся с задания? Быть может, у же горят склады боеприпасов противника, рвутся бензобаки, а здесь с беспокойством вглядываются в ночное небо.

И вот машина за машиной садятся на наскоро оборудованный аэродром. После каждого боевого вылета — теплые встречи. Летчики рассказывают, как они «поработали». А Лузин с ремонтниками уже спешат к штурмовикам.

Подробнее...

В час атаки

Подвиг СычеваВетреная осенняя ночь 1942 года. Покачиваются на воде понтоны. По такому мосту к Сталинграду в полной темноте, как бы на ощупь, переправлялась 143 стрелковая бригада. На одной из машин, где сидели разведчики и связисты дивизиона 76-миллиметровых пушек, которым командовал капитан Левченко, находился и молодой командир отделения разведки вывода управления дивизии Алексей Сычев.

Воинам бригады было известно, что они идут на штурм врага под Сталинградом, и Алексей с горечью смотрел на зарево горящего города, к которому направлялась бригада.

Позади осталась Волга. Ночь поглотила и ее. Теперь воины шли уже пешим порядком: ночью всякие могут быть неожиданности — враг рядом. Впереди начались разрывы. В назначенном районе заняли огневые позиции пушки, а разведчики пошли дальше, в окопы пехоты.

— Рады были бойцы поредевшего стрелкового полка нашему подкреплению, узнав, что мы противотанковые артиллеристы, — вспоминает Алексей Никанорович. — Ведь они готовились ранним утром идти в решительное наступление, и подкрепление прибыло как раз вовремя.

По заданию командира дивизиона разведчик Сычев, обошел многих командиров подразделений стрелкового батальона, записал координаты известных им огневых точек противника, нанес их на карту. А затем стал изучать местность по карте, и расположение вражеских войск.

Еще не взошло солнце, как в небо взвилась зеленая ракета — сигнал артподготовки. Заговорили «Катюши» и артиллерия. Пехотинцы пошли в атаку, а с ними и Алексей Сычев. Метр за метрам отвоевывали у врага родную пригородную сталинградскую землю.

С восходом солнца противник по наступающим нашим частям открыл яростный артиллерийский и минометный огонь. Пехота залегла. Откуда ведется корректировка огня, где наблюдательный пункт вражеских батарей? Это беспокоило и командира отделения разведки, и он внимательно всматривался в бинокль в сторону противника. В одном месте на какой-то момент будто блеснуло стекло, и вновь никаких признаков. Доложил командиру взвода старшему лейтенанту Амосову.

Подробнее...